Африка: дыхание жизни

шаман

В то или иное время каждый школьник во франкоязычной Африке читал наизусть это стихотворение:
Более прислушивайтесь
К вещам, чем к людям.
Услышьте голос Огня,
Прислушайтесь к голосу Воды,
Прислушайтесь, как на Ветру
Всхлипывают кустарники:
Это дыхание умерших предков,
Которые отсюда не ушли
Они не покоятся под Землей,
Они не мертвецы.

Стихотворение сенегальского поэта Бираги Диопа (1906-1989) «Дыхание» дает представление о пространстве, в котором существует человек. Везде живые существа выходят за пределы того места, где они находятся, не привязанные к конкретному месту жительства, они обладают чем-то большим, чем тело. Постоянно видимая только одна сторона человека, другая же остается скрытой от зрения. Этим разделением объясняется и важность тени, которую отбрасывает человек, тени или нижней стороны тела. Истолкованная таким образом загробная жизнь менее метафизическое понятие, чем то таинственное, что укоренено в материальной действительности, ее душа, энергия и «дыхание».

Стихотворение Диопа, звучит как вдохновенная песня, оно является приглашением понять «дыхание», которое внушают энергию в вещи: огонь, воду, ветер, траву, кустарники, хижины, женскую грудь, леса. Это перечень повседневных вещей, описание сельской африканской окружающей среды. Неуместной была бы критика того, что Огонь, Вода, Предки, Земля у Диопа начинаются с большой буквы. Для духов умерших или божеств вполне естественная вещь — находить свое воплощение в этих явлениях. По африканской традиции, божества обычно — нечто совершенно близкое.

Божества — это дыхание Вселенной. Африканские религии можно описать, как попытку определить природу с точки зрения жизненной силы и гармонии. Вот почему для их описания часто употребляется слово «анимизм». Поэт приглашает нас прислушиваться к «голосу Огня», «голосу Воды» или к тому, как «всхлипывают кустарники», поскольку они являются плавильным тиглем энергии, местом, где царит мировая гармония.

Непостижимая суть «дыхания» предусматривает долю космической силы, которая поддерживает естественное равновесие. В Западной, Центральной, Восточной и Южной Африке люди считаются неотъемлемой частью природы. Понятие господства над природой или ее применения не существует. Религия, пожалуй, умножает космическую энергию, частью которой являются люди. Неуважение к природе рассматривается как недостаток энергии или полное изнеможение. Нет таких вещей, как грех или вина. Жертвы предназначены для восстановления поля жизненных сил. Никто не свободен от этой системы. В религиях вуду с побережья бенинского залива жреца-посредника, который не может больше заботиться о пополнении энергии из-за болезни или преклонного возраста, просто прогоняют, поскольку его несостоятельность грозит природе и обществу. Пламя мира может быть погашено, но допускать этого нельзя: пламя всегда должно гореть.

Как мы отметили в начале, «пламя», «дыхание» или естественная энергия — это не что-то такое, что есть «по ту сторону» мира, а скорее тайна мира, его внутреннее существо. В другом месте Диоп пишет, что:
Умершие никогда не отходили,
Они находятся в тени, которая светится,
И в тени, которая углубляется,
Они кроются в шелесте деревьев…
Они в доме, они в толпе,
Мертвые не мертвецы.

То есть видимый мир сросся со своим невидимым двойником, и граница между жизнью и смертью стирается. «Видимый» должен следить за «невидимым», «тело» за «дыханием». Итак, есть только живые, видимые или невидимые. Жизнь построена так, что видимые должны выражать глубокую благодарность невидимым и быть к ним доброжелательными. Вот почему провозглашение молитв божествам и духам, как и жертвоприношения им, выполняется с большим уважением. В алтарях или монументальных храмах при этом нет необходимости. Ритуальные или другие религиозные обычаи справляются дома, с помощью ежедневной пищи и питья – только что собранное зерно и вода, разбрызгиваются по сухому полу, словно вино перед выпивкой.

ПОКЛОНЕНИЕ МЕРТВЫМ

Пристальнее присмотревшись к стихотворению «Дыхание», мы замечаем в нем указания на бессмертие души или хотя бы намеки. Конечно, мы думаем о дыхании как сущности такой же изменчивой, как душа, которую мы представляем как нечто неопределенное, почти как воздух, «виртуальное ничто», как назвал ее французский философ Владимир Янкелевич. Это «виртуальное ничто» отличает нематериальную природу души от абсолютного ничто и означает душу, которая возрастает, а следовательно испытывает чувство тревоги, вызванное приближением смерти.

Те моменты, когда душа «растет» за пределами жизни, не является чем-то вроде чистилища. Оказавшись после изгнания между небом и землей, душа не умеет найти убежище у Бога, в ней не заинтересованного. Легенды догонского народа из Мали рассказывают, как Бог, создав мир, покинул его, чтобы уже никогда не возвращаться. Ексхоса из Южной Африки считают, что Бог не только недостижим, но и не заботится будущим людей, которые должны сами заботиться о себе с момента их создания. Если они (души умерших) прихватывают с собой ребенка, охотника или больного, беспомощного богача, то это означает, что они намеревающихся просить вернуть их снова к жизни. Такое случается тогда, когда они становятся чьим-нибудь «опекуном» или «предком», иными словами — дополнительной энергией для живых.

Таким образом, люди настраиваются на источник силы, дыхание Вселенной, который способен физически говорить органом текущего, прохладного или хотя бы влажного воздуха. Во многих африканских языках этот самый термин употребляется для обозначения духа, действия дыхания и дара мышления. Мертвые также хотят «дышать», их переход с той стороны жизни в этот свидетельствует о том, чем они были: вроде квалифицированные «функционеры», они выполняли свои обязанности по жизни. Поэтому, если они снова хотят стать живыми существами, то есть, предками, для них следует сооружать алтари и составлять жертвоприношения, регулярно, постоянно совершать ритуалы.

Составленные жертвоприношения возрождают жизненную мощь мертвых, вообще восстанавливают равновесие в мире. «Мертвые испытывают жажду», — утверждают догонские посвященные. Живые призваны кормить мертвых. Тем самым они предотвращают энергетическое истощение мертвых, которое в данном случае трактуется как «жажда». Эта «жажда» досаждает семьям, которые еще не построили алтарей для чествования их умерших. Невыполнение этого условия ставит умерших в сложное положение, и живым от этого не легче. Тревога и напряжение поселяются в таких семьях, обреченных страдать от болезней или несчастных случаев.

Тут-то и появляется посредник в образе сельского прорицателя или колдуна. Он уверяет членов семьи, что их спасет только поклонение предку. Предков следует вернуть к жизни: для этого в них надо вдохнуть энергию, содержащуюся в крови и пищи, в том, что необходимо для живых. Потому что пока мертвые остаются не почтенными, они всегда будут нарушителями спокойствия живых. Чтобы они «акклиматизировались», надо сделать так, чтобы они забыли о смерти. Есть так называемая «нечеловеческая земля» за пределами жизни и смерти. Освободить их из этого преддверия ада — единственный способ вернуть им статус живых.

Как отмечал французский этнограф Марсель Гриоль, африканская религиозная мысль — хвалебный гимн восстановительным силам воды. Вода является дыханием и плодородной почвой, в которой что-то может внедриться, организовывая все стороны жизни. Размышления о потустороннем мире позволяют живым и мертвым пить живую воду из той же тыквенной бутыли.

Автор: Нимрод Бена Джаранг.


Posted in Африканская культура by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика