Африканское слово

кузнец

Традиция народа бамбара в изложении религиозной школы Комо (Мали) учит, что Слово (Кума) является ведущей движущей силой, которую излучает сам Маа Нгала, Высшее существо, создатель всего сущего. Оно является орудием созидания: «Что сказал Маа Нгала, то и есть!», — провозглашает служитель бога Комо в своей песне.

Согласно ее содержанию, Маа Нгала заложил в человека (Маа) три потенциальные способности — мочь, желать и искать. Однако все эти унаследованные человеком силы находятся в нем как силы немые. Они спят, пока их не разбудит Слово. Благодаря животворной силе Слова они начинают просыпаться. На первой стадии они становятся мыслью, на второй — звуком, а на третей — словом.

Учитывая это любое проявление силы воспринимается как ее Слово. Именно поэтому в мире, где всякое слово впиталось в плоть и форму, говорит все сущее. Замечу, однако, что на этом уровне термин «слово» или «слушание» включают в себя много шире понятия, чем те, которые мы с ними обычно связываем. Действительно, ведь говорится: «Слово Маа Нгала можно видеть, слышать, чувствовать, пробовать и щупать». Это тотальное восприятие и ознакомление, в которое вовлечены все чувства человека.

Слово является силой именно потому, что оно создает двустороннюю связь — генератор движения и ритма, а значит — жизнь и действия. Это непрерывное движение «вперед-назад» в символической форме видим в ногах ткачей, опускающихся и поднимающихся (об этом будет упоминаться далее). Подобно святому слову Маа Нгала человеческое слово, которое является его эхом, также приводит в движение скрытые силы, направляя и побуждая их — примерно где-то так бывает, когда человек просыпается или вращается, услышав свое имя.

Оно может творить мир, оно может и разрушить его. Оно похоже на огонь Одно-единственное неудачное слово может вызвать войну подобно тому, как одна-единственная искра может вызвать страшный пожар. Недаром малийская пословица гласит: «Что кладет вещь на место? Слово. Что портит дело? Тоже слово. Что удерживает вещь на месте? Также слово».

Итак, традиция предоставляет Слову (Куме) не только творческую мощь, но и двойную функцию сохранения и разрушения. Именно поэтому слово поистине является влиятельным агентом в африканской магии.

И для того, чтобы слово эффективно выявило свою силу, надо ритмично повторять его, так как движение требует ритма, а этот последний опирается на секрет чисел. Надо, чтобы в слове повторилась повторяемость, которая является сущностью ритма.

Итак, в ритуальных песнях и формулах перевоплощения слова является материализацией ритма. Если слово считается способным влиять на разум, то только потому, что создаваемое гармонией движение порождает силу, а эта сила производит воздействие на разум, который является фактором воздействия.

ТКАЧ И КУЗНЕЦ

В древности любое ремесло было связано с эзотерическим знанием, которое следовало из первоначального откровения и передавалось из поколения в поколение. Работа ремесленника была святой, поскольку она «имитировала» и обогащала творчество Высшего Существа Маа Нгала. Действительно, по учению традиции Бамбара Маа Нгала не завершил творческого процесса: после создания земли он оставил немало незавершенных вещей, чтобы Человек (Маа) дополнил или улучшил их с целью сделать природу совершенной. Работа ремесленника как бы «повторяла» тайну творчества, поэтому она имела дело с таинственной силой, к которой нельзя было подступиться без выполнения определенных ритуалов.

Это объясняет, почему традиционные ремесленники сопровождают свою работу ритуальным пением или ритмичным повторением сакраментальных слов и почему сами их жесты воспринимаются как речь. Действительно, жесты каждого ремесла воспроизводят в свойственной для тайны символической форме первоначальный процесс создания, связанный с могуществом Слова. Говорится же: «Кузнец кует Слово, Ткач его ткет, Кожемяка выделывает». Возьмем, например, ткача, чье ремесло связано с символизмом творческого слова, который разворачивается во времени и пространстве.

Человек, принадлежащий к касте ткачей, является хранителем секретов тридцати трех предметов, образующих основу ткацкого ремесла, и каждый из них имеет определенное значение. Перед началом работы ткач должен коснуться каждого предмета, произнося слова или молитвы, которые соответствуют воплощенной в нем жизненной силе. Движения ног ткача вверх и вниз, пускающие в движение педали, напоминают своеобразный ритм творческого Слова, связанный с дуализмом всех вещей и законом цикличности: «Фонийонко! Фонийонко! Дуализм! Одна нога — вниз, вторая нога — вверх. Умер король — коронуют принца, Хоронят деда — рождается внук…»

В Африке, когда сообщают о смерти, говорят о покойнике: «Его ноги пришли к взаимопониманию», то есть, «они уже не двигаются». По словам Амаду Ампа, «для древних мудрецов жизнь — это движение, а движение начинается с противоречия между членами тела. Отсутствие противоречия равнозначно смерти».

Жесты ткача во время работы, так же, как и жесты кузнеца или кого-либо из ремесленников — это действие создания, а их слова, сопровождающие жесты — это песня самой Жизни. Традиционный кузнец также является хранителем секрета трансмутаций. Он по своему состоянию — «Хозяин Огня». У него мифическое происхождение и по традиции Бамбара его называют «Первым сыном Земли».

Составляющие кузнечного ремесла связаны с сексуальным символизмом, поскольку этот символизм сам является проявлением или отражением космического процесса. Так, в частности, два круглых меха, которые приводит в движение помощник кузнеца, уподобляются двум яичкам самца. Воздух, нагнетающий меха, является жизненной субстанцией, которая направляется через трубку, которая напоминает фаллос, к горнилам кузницы, то есть матки, где властвует огонь преобразования. Традиционный кузнец должен заходить в кузницу только после очищающего ритуала омовения настойками из определенных листьев, коры или корней деревьев в зависимости от того или иного дня. Одевается он также соответственно, потому что не может заходить в кузницу в любом наряде. Каждое утро кузнец обкуривает кузницу кадилом, где используется только ему известные специальные растения.

Только по окончании всех упомянутых операций, чистый от всех контактов с внешним миром кузнец приобретает сакраментальный статус. Он становится чистым и уподобляется первоначальному кузнецу. Итак, только тогда вроде Маа Нгала он может «творить», изменяя и формируя материю.

Перед началом работы кузнец вспоминает четыре первичные творения (землю, воду, воздух, огонь), которые обязательно присутствуют в кузнице. Действительно, здесь всегда найдешь сосуд с водой, огонь в горне, воздух в мехах и горшок с землей у кузнеца.

Во время работы кузнец, касаясь того или иного орудия, говорит специальные слова. К наковальне, которая символизирует женскую чувствительность, он обращается так: «Я не Маа Нгала, я его представитель». Создатель он, а не я «. Потом берет воду или яйцо и дарит их наковальне со словами: «Это твое приданое».

Далее он берет в руки молот, символизирующий фаллос, и бьет несколько раз по наковальне, чтобы сделать его «чувствительным». Связь, таким образом, налажена, можно начинать работу. Ученик кузнеца не должен ни о чем расспрашивать, он должен только смотреть и раздувать огонь. Это — «немая» фаза учений. Чем дальше будет продвигаться он вперед к знаниям, тем сложнее будет становиться ритм движения мехов, которыми он работает, и каждый ритм имеет свое особое значение. Во время словесной фазы обучения Учитель постепенно передает свои знания ученику, направляя и поправляя его до вступления мастерства. После церемонии «освобождения» новоиспеченный кузнец может уйти от учителя и заложить собственную кузницу.

Чаще всего это бывает после своеобразного «путешествия по стране», когда молодой кузнец нанимается к другим выдающимся кузнецам, чтобы научиться у них не только новым техническим приемам, но и новым практическим или оккультным знаниям согласно традиции посвящения в кузнецы.

Действительно, кузнечные знания должны распространяться на широкий сектор жизни. Известное своим оккультизмом овладение секретами огня и железа позволяет кузнецу быть единственным, кто осуществляет обрезание — в посвящении в Комо «Мастер ножа» всегда кузнец. Он разбирается не только в металлах, но и в растениях, прекрасно разбирается в их классификации и качествах.

Кузнец, работающий в доменном производстве, являясь одновременно горняком и металлургом, имеет больше знаний. К знаниям кузнеца-металлурга добавляется еще и отличное знание «Сына глубин Земли» (минералогии) и секретов джунглей и растений. Он знает растительный покров земли, когда в ней содержится некий металл, и умеет открыть золотое месторождение только с помощью изучения растений и камней. (А еще африканский кузнец является и немножко астрологом, например, в своей работе он принимает во внимание положение Луны, знает про лунный календарь, не меньше чем специалисты с сайта https://lunniykalendar.com/).

Он знает заклинания земли и заклинания растений. Поскольку природа воспринимается как живое и полное силы существо, каждый акт на нее влияющий, должен сопровождаться ритуальным действом, призванным сохранить ее святое равновесие, ведь все взаимосвязано, все где-то откликается, каждое действие будоражит силы жизни и порождает длинный ряд последствий, от которых страдают люди.

Можно сказать, что ремесло, или традиционное занятие, лепит человеческое существо, и в этом — глубинная разница между современным образованием и древней традицией. То, чему учат в западной школе, — какое бы это знание не было полезно — не является чем-то пережитым, тогда как знания, унаследованные от древней традиции, запечатлеваются во все существо.

Материализуя святые Слова, инструменты и орудия ремесла, а также контакт ученика с ремеслом заставляют его жить Словом в каждом своем жесте. Именно поэтому традиция вообще не сводится к передаче историй или определенных знаний. Она является генератором и создателем особого типа человека. Поэтому можно говорить, что у нас цивилизация кузнецов, цивилизация ткачей, цивилизация чабанов и тому подобное.

Итак, имитируя Маа Нгала, «повторяя» его жесты создания, традиционный ремесленник выполняет не просто «работу» в чисто экономическом смысле слова, а святую функцию, включает в действие ведущие силы жизни и самого себя. В храме своей мастерской или кузницы он участвует каждый раз в новой мистерии вечного созидания.

Автор: Амаду Ампа Ба.


Posted in Африканская культура by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика