Элвис — африканец

африканский вождь

Как-то я наткнулся в какой-то лондонской газете на небольшое сообщение вот такого содержания: «Король возвращается к своим паркам. Элвис Джонсон-Идан, он же Нана Элвис с Джукваа, вчера вновь приступил к исполнению своих обязанностей председателя паркового отделения Брентского Совета после того, как его избрали вождем родного племени фанти в Гане.» Я был восхищен, — рассказал 37-летний вождь после своего возвращения. — Я был просто очарован всем этим! Однажды мне пришлось принять в кадубе ванну на целебных травах, чтобы мои мышцы и кожа были в тонусе и я выглядел как можно лучше». Нана Элвис планирует и в дальнейшем работать в Брентском Совете, наведываясь к своему племени раз или дважды в год. Кроме этих посещений, в жизни Элвиса и его жены-англичанки, королевы Элизабет, не ожидаются какие-либо драматические перемены.

«Мы так же делаем покупки в магазинах Сейнсбериз»,— призналась королева Элизабет прошлым вечером» (Кстати, помимо всего прочего там даже можно такой предмет как лампа лупа купить со скидками и доставкой по всему миру).

Я решил выйти на этого англо-африканского вождя. Позвонил в Совет Брента, северо-западного пригорода Лондона, и меня соединили с мистером Джонсоном-Иданом. Он очень радостно согласился встретиться со мной, когда я сказал ему, что хочу обсудить с ним «один проект». Через несколько дней я оказался в большом сером помещении Совета.

Элвис Джонсон-Идан пригласил меня в свой офис. Хозяин кабинета был среднего роста, грузный, а характерной приметой его округлого лица была пара пронзительных, но ясных глаз. Говорил он тихим, но мелодичным, пересыпанным смешинками голосом. Он умел сделать так, чтобы собеседник в его присутствии чувствовал себя легко и непринужденно, и вскоре мы уже называли друг друга по имени, без «мистеров».

Элвис рассказал мне о себе. Вырос он в небольшом городке на океанском побережье Ганы. Его родители оба происходили из племени фанти и были «благородного» рода, но он о том как-то совсем не задумывался. Уже совсем взрослым Элвис покинул Гану (и неудачный брак) и отправился в Англию изучать садоводство. Они с Элизабет познакомились в сельскохозяйственном колледже и вскоре поженились. Элвис повез жену на свою родину, где он был заместителем начальника Национального департамента парков и садов.

Прожив года два в Аккре, супруги возвращаются в Англию, где и поселяются надолго. У Лиз пошли дети, и их жизнь все меньше зависела от Елвисовских ганских корней. Пока однажды Элвис на получил известие о смерти матери. Потрясенный горем, он едет в родную деревню Джукваа на похороны. И во время этих посещений с удивлением узнает о том, что «создатели вождей» его села уже не первый год вынашивают планы сделать его, Элвиса, своим вождем. Как тут не удивляться — он наименьший среди девятерых братьев! Вот такое свалилось на Элвиса, и его собственного согласия не очень то и спрашивали. Через два месяца он снова приезжает с семьей в Джукваа, где его официально «садят на престол» как Нану Отумана Кофи Идана Первого, брагене Джуквайского Идан-крому.

Элвис растолковал мне значение всех частей своего официального титула. «Нана»— это уважительное слово, которое ставится перед именем любого из племени фанти, мужчины или женщины, кто имеет благородное происхождение. «Отуман» («укротитель мужчин») — это имя Елвисового отца. «Кофи» означает «Пятница» — много кого из племени фанти называют за днем его (или ее) рождения. Слово «брагене» указывает на вождя, означая, что Элвис имеет особые обязанности в отношении местной молодежи. Джукваа — название деревни Елвиса, а Идан-кром означает, что деревня является традиционным владением семьи иданов; «кром» можно перевести как «виль», «град» в наименованиях населенных пунктов.

От момента этой «коронации» жизнь Елвиса стала своеобразным балансированием между ролями председателя Отделения парков и зон отдыха Брентського Совета, мужа и отца, а также вождя деревни фанти. Теперь он приезжает в Гану раз или дважды в год, проводя там добрую часть декабря и января со своими односельчанами. Время посещения совпадает с годовщиной его «коронации» (27 декабря) и традиционными джуквайскими празднованиями конца года. Оставшуюся часть своего времени Элвис делит между работой в Бренте и своей семьей дома.

Элвис рассказал нам, что на время его «коронации» средства массовой информации уделили ему достаточно большое внимание. Он был шокирован той немалой степени неточности, которую допускали газетчики в разнообразных написанных о нем статьях. Каждая газета подавала о нем какую-то свою собственную версию. Один уважаемый еженедельник заявил, якобы имя ему дано в честь Элвиса Пресли, что практически невозможно, если учесть, что Элвис-вождь родился раньше, чем Элвис (Престли) заработал свой первый доллар. А самой распространенной ошибкой было то, что Элвис возглавил все полуторамиллионное племя фанти. На самом же деле его подданных было не более 20 000 душ.

Несколько кинокомпаний задумали создать полнометражный фильм на основе истории Элвиса. Лишь за несколькими исключениями их идеи показались ему в лучшем случае банальными, а в худшем — просто оскорбительными в отношении его подданных. Одна студия предложила сюжет, за которым его жену похищает другое племя, и ее, после многочисленных столкновений, освобождает отряд смельчаков из британской армии. Совсем не такой славы хотел Элвис. Хотя он охотно посодействовал бы всякой попытке сделать так, чтобы мир получил лучшее представление о реальной жизни-бытии его людей, об их проблемах.

Поэтому мы с ним договорились, что в конце года, во время очередного путешествия Элвиса и его жены в Джукваа, я тоже поеду с ними, чтобы иметь возможность увидеть современного африканского вождя за работой.

А тем временем, в течение тех месяцев, что оставались до прогулки, я потратил немало времени, собираю разнообразную информацию про Гану вообще и о племени фанти в частности.

«Тронные земли»

Выяснилось, что фанти и более известное асанте (ашанти) — это два ответвления единого племени, известного первоначально как народ акан. Сотни лет назад акан вышли из внутренней части Африки до Гвинейского залива. Одна группа акан дошла до середины побережья, где ныне расположена Гана, а вторая не пошла так далеко, осев в том районе, что называется теперь Кумушки, и развившись в племя асанте. Языки двух племен начали отчетливо отличаться друг от друга, однако остались родственными, где-то так, как английский и французский. Поворотной точкой в истории обоих племен стал конец XV века, когда туда в поисках золота и рабов прибыли европейские торговцы. С тех пор фанти подвергались нападениям асанте, которые стремились захватить себе, чем больший кусок доходной прибрежной торговли.

Несмотря на то, что фанти и асанте практически все время находились в состоянии войны, их племенные обычаи во многом остались очень похожи. Со временем кровавые схватки утихли, а многочисленные обычаи остались неизменными и сегодня. Важной является традиция трона. Трон — это больше, чем просто место власти; он воплощает сам дух народа, который его создал. Новоизбранный вождь придерживается тронного обычая и поэтому непосредственно отвечает за духовное благосостояние своих подданных. У племен асанте и фанти есть бесчисленное количество больших и меньших тронов, каждый из которых связан с определенной территорией и людьми, которые на ней живут. Эти территории называются «тронними землями». Каждый вождь — это охранник соответствующей «тронной земли» и отнюдь не полный ее владелец. Так есть и так было всегда — редко когда вождь становится «олицетворением» тронных земель.

Тот или иной могучий клан часто контролирует не один трон. «Голубая кровь» течет через много поколений еще от тех времен, когда завоевывались и заселялись эти земли. Высшие вожди, вожди среднего ранга и мелкие вожди избираются из достойнейших мужчин «благородных» кланов. При выборе вожака учитывают не столько возраст, как силу и политические способности кандидата. Внетронная власть принадлежит «творцам вождей», группе старейшин, которая решает, кого посадить на трон или, в редком случае злоупотребления властью, с этого трона сбросить. Все эти «создатели вождей», сами вожди и претенденты на вождей связаны сетью кровных связей. А в центре всех этих интриг стоит Королева-Мать, которая часто играет влиятельную роль в выборе вождя из ее сыновей.

Общество фанти основывается на родстве и групповой солидарности. Отделенный от племени индивид считается утраченной, безнадежной душой — не только на всю его жизнь, а и на веки веков. Это так потому, что религиозные церемонии фанти направленные к миру предков, которые якобы осуществляют надзор над их живыми потомками. Нет такого вида деятельности в здешней жизни, который бы находился вне сферы религии. Например, вряд ли можно увидеть, чтобы какой-нибудь фанти пил алкогольный напиток, не сделав сначала возлияния духам. Фанти имеют настолько крепкую веру в загробную жизнь, что, когда вам случится стоять у могилы, а мимо будет проходить кто-то из фанти, то вполне может быть, что он скажет: «добрый день вам обоим!» Вот почему изгнанному фанти грозит ужасная перспектива быть «удаленным» на веки веков.

Продолжение читайте в следующей статье

Автор: Джордж Дарлі Доран. Перевод с английского.


Posted in Африканская культура by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика