Музыкальное наследие африканского континента

Луи Армстронг

Каждый из жителей Запада, кто танцует, сам того не зная, делает это благодаря гению Африки. (Абдельвахаб Бугида).

В 1954 году Элвис Пресли записал свою первую пластинку, где на одной стороне была песня «That’s all right Mata» (автор — Биг Бой Крудуп, черный певец блюзов и отец рок-н-ролла), а на второй — «Blue Moon Kentucky» Билла Монро, белого музыканта в стиле кантри и отца Блуграсса. Это было выдающееся событие, когда, словно благодаря алхимии, черная музыка превратилась в белую, а белая стала черной. Пресли появился в нужном месте в нужное время. Ему оставалось только собрать спелые плоды с пышной кроны деревьев, чьи корни в течение веков вобрали в себя животворные соки дальних краев.

Если бы не существовало позорной торговли «черным деревом», то не было бы и таких музыкальных направлений, как рок, блюз, соул, спиричуал или реггей, калипсо, антильский меренг, самба и капоэйра Бразилии, составляющие сейчас часть нашей культуры. Современные музыканты в поисках своих корней и новых источников вдохновения, создают новые музыкальные гибриды, как, например, африканский блюз (автор — Али Фарка Туре) или конголезская румба (автор — доктор Нико).

С АФРИКИ В АМЕРИКУ

Как долго Африка оставалась частью музыкального наследия, завезли ли ее с собой в Америку черные рабы? Или до сих пор она вдохновляет музыку, которую мы все хорошо знаем? Многие музыковеды в поисках ответов на эти вопросы ездили в Африку. Они стремились найти истоки блюза или джаза — и каждый раз отмечали огромный, уже пройденный путь от первоисточников, признавая как возможное родство, так и неизбежную разницу между африканскими традициями и афро-американской музыкой. По разные стороны Атлантики музыка заговорила на разных языках. Как писал в 1977 году кубинский писатель Алехо Карпентер, «любое сходство на то, что можно услышать в африканских странах, исчезло».

И все же чернокожее население создало и развило эти новые музыкальные жанры, добавляя к ним африканские воспоминания в большей или меньшей пропорции, в зависимости от места проживания и социальных условий своих общин.

«Можно сказать, что мы нация танцоров, музыкантов и поэтов, поскольку такие важные события, как победоносное завершение войны, или какая-то другая причина для всенародной радости всегда отмечаются танцами в сопровождении праздничной музыки и песен». Эти слова принадлежат Олаудаху Экиано, рабу из племени ибо, завезенному в Виржинию в 1756 году. К таким праздникам не всегда относились благосклонно. Как правило, черные рабы в Латинской Америке жили в сравнительно замкнутых общинах, поэтому смогли сохранить как некоторые племенные обычаи, так и свои традиционные ритуалы и церемонии. Католицизм позволял определенные пережитки африканских религий в синкретическом контексте. В результате в таких странах, как Бразилия, Гаити и Куба, где до сих пор исповедуются культы африканского происхождения, сохранилась ритуальная музыка.

музикант

И наоборот, рабы, которых вывозили в Соединенные Штаты из стран Карибского бассейна, где определенные черты африканской самобытности уже стерлись или изменились, эти рабы должны были жить в достаточно тесном контакте со своими белыми хозяевами. Поэтому их унаследованные от предков верования и средства самовыражения сразу же подверглись притеснениям. Отчаяние привязывало пленников к культам родного края, и делали они это тайно. Некоторые из этих культов выжили благодаря тому, что украдкой смешались с протестантством белых людей и еще потихоньку питались от связей с новыми партиями привезенных из Гаити. Мартиники и Гваделупы чернокожих рабов.

Насчет светской музыки, то она должна была выполнять новые функции, порожденные новой средой, враждебной африканским традициям. Выжили только те песни и танцы, которые отвечали экономическим и социальным реалиям Нового света. В частности, рабочие песни (field hollers) — потомки африканских песен-диалогов — они позволяли рабам поддерживать надлежащий ритм работы без вмешательства надзирателей с нагайками.

Рабам разрешалось также развивать свои способности, если их искусство развлекало хозяев. Многие африканцы умело играли на скрипке, флейте или на ударных инструментах. В объявлениях о розыске беглых рабов часто упоминалось, что тот или иной из них замечательный певец или хороший скрипач.

12 лет рабства

Кадр из фильма «12 лет рабства».

Свои инструменты рабы мастерили из подручных материалов, изготавливая из них, в частности, различные лютни, одна из которых стала, наконец, банджо. Именно этот инструмент, которому выпало стать чуть ли не символом черной музыки, был главным героем «Ministrel Shows» — музыкальных спектаклей, которые начали устраивать в начале XIX века. Такие представления, где музыкантами были белые люди с черными от сажи лицами, пародировали жизнь и культуру чернокожих. Как ни странно, но и сами африканцы полюбили некоторые из услышанных песен и даже начали участвовать в таких спектаклях.

Автор: Этьен Бур.


Posted in Африканская культура by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика