Почему туареги закрывают лицо. Продолжение.

Туарег

Всем хорошо известна такая деталь свадебного костюма невесты, как белая фата. Сегодня это главным образом украшение. Многие видят в фате, как и в белом платье, символ непорочности новобрачной. Однако этнографы, уже давно заинтересовавшиеся происхождением фаты, сумели проследить ее происхождение из головного и лицевого покрывала. Подобная фата-покрывало еще сохраняется в некоторых местах. Она входит, в частности, в традиционный брачный наряд ряда народов Кавказа, у которых невеста на протяжении почти всей свадьбы должна оставаться с закрытым лицом. Чтобы взглянуть в лицо новобрачной, покрывало полагается приподнять с помощью какого-нибудь острого железного орудия, чаще всего кинжала: по древнему, уже забытому поверью, такие предметы отгоняют злые силы.

У других народов, например среднеазиатских, новобрачная еще недавно должна была носить лицевое покрывало длительное время (часто до рождения первого ребенка), не показываясь без него не только посторонним, но и родне мужа. Еще серьезнее смотрели на дело древние народы Передней Азии. Согласно ассирийскому судебнику, составленному более трех тысяч лет назад, женщина, если она не рабыня или блудница, всегда должна была выходить на улицу только под покрывалом. Древнеиранские огнепоклонники-зороастрийцы заставляли женщин постоянно прикрывать повязкой рот и ноздри: считалось, что иначе они, поддерживая огонь в очаге, могут осквернить его своим дыханием. Ассирийский обычай был заимствован и освящен исламом, предписавшим, чтобы женщины не показывались за стенами дома с открытым лицом. Зороастрийские традиции также оставили свой след, например, в повязках-яшмаках туркменских женщин, которыми они закрывали нижнюю часть лица. (К слову повязки на лицо и в особенности мусульманская паранджа в некоторых культурах настолько прочно вошли в обиход, что даже стали вдохновением для художников, разумеется, в нашей традиции такого особенного отношения к ним нет, но можно пофантазировать, что если бы художественная роспись art of russia в качестве темы для росписей выбрала паранджу).

Понятно, что все эти обычаи и их осмысление не единообразны. В одних случаях носить покрывало положено только невестам на свадьбе, в других — вообще замужним женщинам, в иных — также и девушкам, достигшим брачного возраста. У одних народов женщина закрывается лишь от посторонних, у других — также и в стенах своего дома. Согласно одним поверьям, опасность исходит от женщины, согласно другим — грозит ей самой. В этнографии давно установлено, что даже возникшие на сходной основе культурные традиции разных народов почти никогда не выливаются в одни и те же формы. Они видоизменяется, варьируются в зависимости от исторических условий, сочетания исконных и заимствованных черт культуры и многих других причин.

Скажем, у ряда народов Передней и Средней Азии женское покрывало вошло составной частью в каноны женского затворничества, а у большинства народов Кавказа, не знавших подобного затворничества, осталось лишь элементом свадебного обряда. Тем не менее, в традициях всех этих, да и многих других народов прослеживается общая культурно- историческая нить. Покрывало возникает вместе со стремлением прикрыть источники опасности, грозящей вступающей в брак женщине или исходящей от нее,— прикрыть, чтобы в чужом роде, общине, семье злые духи этого чужого рода не навлекли на нее беду или чтобы злые духи ее собственного рода не навлекли беду на окружающих.

А теперь самое главное. Обычай закрывать лица замужних женщин характерен для обществ, в которых при вступлении в брак жена переселяется к мужу, то есть обществ патрилокальных. В обществах, где порядок брачного поселения обратный, в обществах матрилокальных, естественно ожидать «закрывания» не женщины, принадлежащей к данному роду, а, наоборот, вошедшего в род чужака-мужчины. Именно такой обычай, очевидно, и обнаруживается у туарегов.

У нынешних туарегов новая семья в течение года живет матрилокально — в группе жены, затем селится патрилокально — в группе отца мужа, а когда тот умирает, заканчивает так называемым авункулокальным брачным поселением — в группе дядьев мужа по материнской линии. Свадьба происходит в группе жены, а позднейшее переселение супругов в группу отца мужа происходит так, как будто их похищает мужнина родня. Это последнее обстоятельство — хорошо известный науке и очень распространенный в этнографическом мире прием, помогающий отказаться от традиции в рамках самой традиции. В то же время у туарегов нередки случаи, когда новая семья так и остается жить матрилокально, не переходя в группу отца мужа или его дядьев.

Есть основания считать, что еще в сравнительно недалеком прошлом у туарегов безраздельно господствовало матрилокальное брачное поселение. Это к тому же вполне вписывается в общую картину общественного и семейного устройства туарегов: для них характерно независимое и даже почетное положение женщины, предоставленная девушкам значительная добрачная половая свобода и свобода брачного выбора. Предки по линии матери так же почитаются, как по отцовской линии, а принадлежность туарега к тому или иному сословию определяется, как правило, происхождением по линии матери. Вообще туареги считаются одним из немногих народов, пришедших к порогу классового общества с сильнейшими остатками материнско-родового строя, иногда неточно называемого матриархатом.

Итак, если наше предположение правильно, то туареги представляют уникальный пример: здесь мужчина закрывает лицо потому, что он переходит в род своей жены. Впрочем, уникальный ли? Уже говорилось, что в прошлом тот же обычай, по-видимому, был у всех берберских племен. Не исключено, что видоизмененные остатки такого же порядка некогда удерживались в обычаях многих племен и народов, по которым мужчины должны были закрывать лицо в присутствии правителя или перед святыней. Страбон и другие античные авторы сообщали, что с царями Мидии, Ирана, некоторых индийских земель можно было разговаривать не иначе, как заслонив рот рукой, а ближайшие служители этих царей должны были постоянно носить нечто вроде капюшона, прикрывавшего нижнюю часть лица.

У персов же нельзя было совершать молитвы или присутствовать при жертвоприношениях, не закрыв рот и нос полотняной повязкой — падом. Но при всех обстоятельствах туареги донесли до нас единственный живой, а не представленный в пережитках пример обычая закрывать лицо у мужчин. Что касается других сохранивших матрилокальность народов, таких, как гаро и кхеси в Индии, минангкабау в Индонезии, некоторые племена Микронезии и Америки, то у них мужчины лица, не закрывают.

Однако в Южной Азии, Индонезии и Америке неизвестен и обычай закрывать лица женщин. Повсюду здесь магические представления об опасности, связанной с «отверстиями на голове», развивались иными путями, не так, как у народов центральных областей Старого Света. И можно думать, что магическая защита от людей из чужого рода достигалась здесь совсем другими средствами, например губными, носовыми или ушными украшениями-оберегами, либо деталями прически и головных уборов. Ученым еще предстоит сопоставить все эти особенности материального быта с порядком принятого у разных племен брачного поселения. Но это уже особая тема, лишь косвенно связанная с интересующим нас редкостным обычаем туарегов, который донес до нас воспоминание о древних нормах брака и семьи.

Автор: А. Першиц.


Posted in Африканская культура, Африканский быт by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика