Праздник настоящих героев — Львиная игра в Сенегале

Лев

В жизни каждого африканца значительное место традиционно занимают массовые ритуальные церемонии, символизирующие приверженность родной земле и демонстрирующие единство той или иной группы. Здесь праздник — это не только всплеск радости в унылом течении будней: в нем часто скрывается глубинный смысл, уходящий корнями в далекое прошлое.

Но в чем бы ни заключалась суть праздника: будь то обращение к божеству с молитвой о ниспослании дождя после длительной засухи, как, например, в ритуальном танце бао-наан в Сенегале; выражение радости по поводу рождения ребенка или сбора урожая; или просто желание померяться силами и ловкостью — он, как правило, воспевает такие хрупкие ценности, как честь, достоинство, готовность противостоять превратностям судьбы. И хотя порой кажется, что его участники слишком агрессивны, они никогда не выходят за рамки общепринятых правил.

«Львиная игра», известная в Сенегале под названием «Симб», — наглядное тому подтверждение. В юности мне довелось однажды в ней участвовать, и воспоминание об этом живо во мне по сей день. Итак, в чем же она заключается?

Прежде всего, это настоящее народное празднество. В нем участвуют все без исключения. На почетных местах располагаются именитые гости с супругами, а вокруг — плотная многоцветная толпа. Старики предусмотрительно захватывают с собой скамеечки: им уже не под силу выстоять весь праздник на ногах. У каждого зрителя на руке крученая нить с узелками, потемневшими от сока колы. Ими торгуют, громко зазывая покупателей, мальчишки. Это входной билет на праздник и одновременно амулет, охраняющий от «львиного гнева». Горе тому, кто окажется без него.

Со всех сторон доносятся удары тамтамов, в такт им движутся танцовщицы. На прилегающих улицах царит всеобщее оживление. Сквозь людское море протискиваются торговцы водой, сладкими напитками, кокосовыми орехами. По обе стороны главной улицы развеваются на ветру головные платки и полотнища ткани; под ними — юные девушки в самых нарядных своих одеждах и ослепительно сверкающих на солнце украшениях. Пройти за это «ограждение» можно, лишь заплатив символический выкуп — лоламбе. Самая мелкая монета дает право дотронуться до интимных частей тела любой из женщин, занятых сбором денег. При этом никто не выказывает ни тени смущения, так уж заведено.

Шесть часов вечера. Вдруг откуда-то раздаются душераздирающие крики, поднимается невообразимый шум, заглушаемый неистовым шквалом аплодисментов. На арену выходит «лев», сопровождаемый величественной процессией. Не сразу догадаешься, что это человек: на голове косматая грива, лицо густо вымазано сажей, глаза обведены охрой. Это — хищник, царь зверей, воплощение силы и храбрости. Время от времени «лев» широко разевает пасть, брызжет слюной, рычит, окидывая собравшихся свирепым взглядом. Лапы его увешаны амулетами и металлическими украшениями, звенящими при малейшем движении. Действительно, есть от чего испугаться.

Неожиданно перед «львом» появляется «укротитель». Сначала он изображает испуг, потом резко взмахивает хлыстом и громко произносит заклинание: «Даар Нде Гаинде Ндиайе. Дару мала Йала ла дар. Ку Йала дар нга дару» (Не я тебя укрощая, а Аллах. А если укрощает Он, надо повиноваться). После этого «зверь» становится на четвереньки и под действием магических слов «засыпает». Следует короткая пауза. Толпа бешено аплодирует, при этом никто не забывает помахать нитью-амулетом, дабы защитить себя от смертельно опасного «зверя».

В это время дерзкие мальчишки начинают тянуть «льва» за хвост — прикрепленную сзади тесемку; кто-то швыряет в него камни, кто-то дразнит огрызком старой кости. Зрители хором скандируют: «Дет! Вай дет! Гаинде багне на Куй дам йакс!» (Нет, нет, лев не любит когда ломают кость) «Лев» рычит и кидается вдогонку за смельчаками. Все бросаются врассыпную. Кого-то зверь «укусил», на ком-то разорвал одежду, кого-то «загрыз». «Укротитель» бежит вслед за «львом», произнося заклинания, чтобы выручить несчастных из беды. Какой накал страстей! Какое упоение!

Внезапно «лев» разворачивается и огромными скачками несется к трибуне для гостей. Дети, визжа от страха, прячутся за родительский подол. Вот «царь зверей» бросается к одному из приглашенных, которому от страха уже не до шуток: он машинально лезет в карман за платком, чтобы вытереть испарину. Шум не смолкает ни на минуту. «Лев» переводит взгляд на другого гостя, и у того начинают дрожать губы: несчастный, у него нет нити-амулета. Вот беда! «Хищник» коршуном набрасывается на свою жертву. Одним ударом «лапы» он сбивает его с ног и нещадно молотит кулаками. Толпа ревет, заклинания «укротителя» тонут в общем гуле. Когда же, наконец, ему удается усмирить разъяренного «зверя», пострадавший лежит на земле с окровавленным лицом. Чтобы выручить его из беды, ему дают подержать чужой амулет. А праздник разгорается с новой силой и продолжается до самого заката.

Шум не смолкает даже с наступлением ночи. «Лев» вызывает всеобщее восхищение: он показал свою силу и упорство и наказал тех, кто не пожелал подчиниться общему правилу. Мальчишки тоже ходят в героях: они не побоялись приблизиться к разъяренному хищнику и раздразнить его. Наконец переполненные впечатлениями участники праздника засыпают с мыслью об истинных сыновьях природы, которые никогда не пасуют перед царем зверей. Так за несколько часов «игры» человек вновь обретает свое достоинство.

Автор: Мамаду Сек.


Posted in Африканская культура by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика