Великий Чака

Чака

В африканском мире клан — особый социальный феномен, объединяющий большое число лиц, имеющих общих предков. Господствующие здесь идеалы подчеркивают преемственность традиций, укрепляют чувство причастности к общим делам, способствуют исполнению членами клана их обязанностей. Все это неизбежно сказывается на характере местных литературных традиций и формах самовыражения, и литература, будучи явлением общественным, неизбежно прославляет народных героев, причем ее форма требует и коллективного творчества, и коллективного участия в исполнении произведения, которое превращается в настоящее театрализованное представление с использованием не только устной речи, но и элементов драмы, хорового пения, танца и пантомимы.

Говоря в частности, о литературной традиции народа зулу, необходимо подчеркнуть, что его героическая эпика неразрывно связана с теми или иными событиями в жизни этого народа, причем главное внимание уделяется тому, в какой мере эти события отражают нормы данного общества. Важен даже сам процесс выбора темы для хвалебной песни —он требует от поэта творческой целостности и глубокой проницательности. Поэт превращается в мудреца, своего рода верховного жреца, авторитет которого непререкаем.

Его слово должно иметь общественное звучание и нести людям высшую истину. Поэт не просто рассказывает о каких-то событиях, но после тщательного отбора использует их для утверждения идеалов общества. В его обращениях к герою нет ничего сугубо личного, а выражаемое им одобрение или порицание служат прославлению незыблемости общественных устоев. Он исполнитель, чье живое слово должно всегда быть обращено к слушателям, и философ, связывающий частное с общим, и историк, глубину знаний которого должна оценить внимательная и требовательная аудитория.

Какие же политические факторы явились причиной героических событий и истории народа зулу, вызвавших расцвет героического эпоса?

Примерно с середины XVII в. у народов юга Африки начался серьезный земельный кризис. Он был вызван чрезмерным ростом народонаселения и, следовательно, перенаселенностью этой части континента, усилением натиска колонизаторов и работорговцев — буров и португальцев; сыграло свою роль и то, что экономическая деятельность африканских племен замыкалась на скотоводстве и земледелии. Эти факты дестабилизировали весь регион. Именно в ту эпоху в Южной Африке возникли многочисленные государства, во главе которых стояли сильные вожди или кланы. Одним из них было государство зулу.

Вначале оно было небольшим, и могущественные соседи — например, племя ндвандве — часто заставляли его выплачивать дань. Время от времени государство зулу входило и в состав быстро распадавшихся племенных союзов. Решающий период его становления начался с появлением на политической арене правителя Чаки. Благодаря незаурядному военному таланту и умелому руководству страной он за 13 лет (1815—1828) покорил и присоединил много некогда могущественных государств.

Чака был не только искусным полководцем, но и правителем, старавшимся укрепить принципы правопорядка, которые, по представлениям зулу, воплощали «священные заветы» предков, нарушенные своекорыстием вождей.

Вся жизнь Чаки проникнута идеей служения своему народу, заставлявшей правителя разделять с его подданными все опасности, выпадавшие на его долю. Поэтому одним из основных принципов государства зулу в эпоху Чаки считалось самоотречение, бескорыстное служение общине. Кроме того, считалось, что власть (на любом уровне) нужно заслужить.

Анализ воздействия зулусского эпоса о Чаке на представления людей неизбежно требует анализа перестройки всего уклада жизни этого народа на основе «закона самоотречения». И если в других обществах подобные требования можно отнести к нравственным категориям, то у зулусов под влиянием Чаки они были возведены в закон, за нарушение которого человека могли осудить на изгнание, а в крайних случаях — даже на смерть. Естественно, что героический эпос о Чаке не мог не воспевать эти добродетели. Но их прославление вплетено в саму ткань повествования и нигде не выступает в виде откровенных нравоучений. В тех местах, где нужно подчеркнуть важность того, о чем идет речь, резко меняется сам стиль поэтического изложения, привлекаются новые выразительные средства, способные в полной мере передать общественное значение повествования. Уже сам отбор метафор и символов говорит о высоких целях. Тогда мужество и находчивость нужны были не только в бою, но и в служении своему народу на любом поприще.

Первая часть героического эпоса о Чаке представляет собой обращение ко всем силам Вселенной — реальным и воображаемым. Герой предстает могучим богатырем, не знающим никаких преград. В нем живет Ндаба — дух предков, волю которых он воплощает. Он свиреп в битвах, и ему покоряются все новые и новые народы. Славу свою он добыл мудростью и искусством на поле брани.

Чака Неистовый Всемогущий сын Ндаба!
Ты — тот могучий ураган, который увлек за собой воинов Мбелебеле,
Ты налетел, как ночной вихрь, на бесчисленные деревни своих врагов
И к утру уничтожил их одну за другой.
Великий сын Меняй, чья слава распространилась повсюду Чака Непобедимый!
Тебя нельзя покорить, как нельзя покорить поток.
Ты — Боевой топор, молниеносно разящий всех вокруг.
Чака! Одно имя твое вызывает трепет — Так ты велик.
Твои воинские подвиги неисчислимы,
Твой боевой клич отзывается эхом львиного рыка.
И когда ты в лесной чаще готовишься к новой битве,
Люди как зачарованные не сводят с тебя глаз!

В таком поэтическом прочтении тщательно отобранные эпизоды жизни Чаки обретают действительно общенародное звучание. Они не только восстанавливают картину прошлого, но и утверждают идеалы служения своему народу. Ведь не права рождения, а заслуги перед соплеменниками сделали Чаку великим вождем.

Чака не является персонажем эпоса в привычном смысле этого слова. Повествование прежде всего подчеркивает символический смысл событий образными эмоциональными фразами, передавая значение, масштабы и разнообразие происходящего. И если в предшествующую эпоху хвалебные песни зулусов сосредоточивали внимание на личности, то со времен Чаки в них основное место занимают события того времени, а о самом герое вспоминают лишь для того, чтобы подчеркнуть общественную значимость описываемого.

К сожалению, сегодня мы можем судить о достоинствах этого героического эпоса только по записям, тогда как в эпоху Чаки его исполнение представляло собой настоящее театрализованное представление, в котором участвовали и сами слушатели. Это было настоящее «народное действо». Разве могут буквы передать, например, все смысловые оттенки, вкладываемые в слова искусными исполнителями, в совершенстве владеющими возможностями голоса? Письменный вариант — это лишь «остов» эпоса. Кроме того, эпическое произведение должно исполняться перед активной и чуткой аудиторией, а при индивидуальном чтении его общественное значение не может раскрыться в полной мере.

Героический эпос о Чаке никоим образом нельзя считать устаревшим. С момента своего возникновения он неизменно оказывает огромное воздействие на литературу зулусского народа. На юге Африки любой ребенок расскажет вам из него один или несколько отрывков. Именно совершенный стиль эпоса обусловил емкость и образность языка всей зулусской поэзии. Все это позволяет надеяться, что традиция устного исполнения этой героической поэмы не умрет; ведь и сегодня редкое собрание обходится в южноафриканских странах без участия поэтов, облачающих свои мысли в формы, образцом для которых служит эпическое повествование эпохи Чаки.

Принимая христианство, некоторые африканские общины начинали по примеру исполнения эпоса о Чаке устраивать своеобразные театрализованные представления на евангельские сюжеты. Однако это не означает, что до этого эпоса у зулусов вообще не было поэзии. Ему предшествовали малые эпические формы — так называемые хвалебные песни, но героического эпоса столь сложного по форме, мощного, богатого средствами художественной выразительности, неразрывно связанного с жизнью народа, не было. Эпос о Чаке по сей день оказывает сильное влияние на зулусскую поэзию. Оно ощущается даже в стихах для детей. Именно с него берет начало утвердившаяся в зулусской литературе традиция сосредоточивать внимание не столько на личности героя, сколько на действии.

Автор: Мазизи Кунене.

P. S. А вообще когда слушаешь зулуску поэзию, да и вообще пребываешь на африканском континенте время течет как то по другому, такое ощущение что время, где то в Южной Африке не такое как скажем время в Новосибирске (а чтобы узнать точное время в Новосибирске переходите на сайт http://www.moscowskoe.ru/novosibirske.html) или Нью-Йорке, там какой-то свой особенный ритм, имеющий влияние на все течение тамошней жизни.


Posted in Африканская культура, История Африки by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика