Вслушиваясь в голос истории Африки

История Африки

Еще совсем недавно история Черной Африки существовала лишь в виде документов, составленных европейскими завоевателями. Сегодня же она выделилась в самостоятельную научную дисциплину, и уже никто не осмелится заявить (как это позволяли себе некоторые ученые в середине прошлого века), что у африканцев есть прошлое, но нет истории, поскольку отсутствуют письменные свидетельства. Считалось, что общественным формациям Черной Африки совершенно чуждо понятие времени. Подобная узость лишь усугубляла изоляцию континента, который и без того, как считал Гегель, не участвовал в процессе становления мыслящего человечества.

Отчуждение Африки от истории иудейско-христианской цивилизации, ставшей, подобно монотеизму, универсальной нормой, в 50—60 годы прошлого века определило направление борьбы африканской интеллигенции, получившей образование на Западе. Она требовала признания национального достоинства африканцев, добивалась того, в чем ей недвусмысленно отказывали: права на универсальность, признания вклада жителей континента в историю человечества. Наряду с осознанием роли искусства утверждалось и историческое самосознание, потребовавшее последовательного восстановления прошлого африканских народов.

Вдохновение интеллигенция черпала в основном в наследии своих соотечественников, посвятивших себя во имя признания общечеловеческой ценности исторического наследия континента поискам африканских древностей на Западе. Исследователи стремились определить место черной расы в культуре, суть которой была выведена мыслителями эпохи Просвещения из идеалов греко-римской и иудейско-христианской цивилизации, а это неизбежно вело к низвержению гегелевской философии истории.

Академическая историография

В противовес Гегелю Анта Диоп в своих работах, опубликованных на Западе, выдвинул теорию, утверждавшую, что истоки западной цивилизации, по сути дела, восходят к культуре Древнего Египта. Подобно многим современным ему видным африканским мыслителям, Диоп на удивление верен Гегелю. В то же время зачинатели историографии Черной Африки Аде Аджайи и Жозеф Ки-Зербо расценивали период «колониальной аномалии» на континенте как своего рода сошествие во ад, заслуживающее только забвения. И в том и в другом случае будущее Африки выводится из ее славного прошлого, будь то времена Древнего Египта, как у Анта Диопа, или доколониальная эпоха, как у Аде Аджайи и Жозефа Ки-Зербо.

Однако появление разработанной Эме Сезером и Леопольдом Сенгором теории негритюда не только заставило Запад да и весь мир признать роль африканских культур, но и вызвало у представителей академической историографии стремление доказать историчность африканских общественных формаций. Между университетскими историками, африканистами и сторонниками философского подхода (к которым относился Анта Диоп), существовали серьезные разногласия, хотя и те и другие считали необходимым увязывать описание прошлого с современным уровнем политической мысли. Первые рассматривали его в рамках национальных государств, вторые (Диоп и историки африканской диаспоры) мечтали об объединении всех народов континента.

В течение трех десятилетий (1950—1980), за время которых история Африки стала общепризнанной академической дисциплиной, основным предметом ее изучения было государство. Сегодня мы располагаем двумя фундаментальными трудами: «Всеобщая история Африки» и «Cambridge History of Africa» («Кембриджский курс истории Африки»). На памяти одного поколения история Африки стала неотъемлемой частью истории человечества. Учеными была проделана огромная работа по сбору и переводу устных сказаний сотен африканских племен, осуществлен сравнительный анализ этих памятников и письменных свидетельств представителей западно-европейской и мусульманской культур.

Благодаря достижениям археологии, лингвистики, появлению новых технических средств, а также таланту и стойкости исследователей, столкнувшихся с хронологическими несоответствиями устных источников, мы располагаем сегодня огромным фактологическим материалом в этой области.

Есть и прекрасные научно-популярные работы, в частности написанные по-французски И. Каке и Е. М’Боколо. Кроме того, ЮНЕСКО собирается издать сокращенный вариант «Всеобщей истории Африки» и перевести его на африканские языки. Тем не менее, результаты фундаментальных исследований пока еще недостаточно включаются преподавателями в курсы истории, читаемые в африканских университетах. Эту проблему усугубляет кризис в издательском деле и книготорговле.

Обращение к устной традиции, характерное не только для африканской историографии, получило официальное признание академических кругов и способствовало развитию методологии исследований, разработанной Яном Вансиной. Анализ устных памятников изначально потребовал тесного сотрудничества историков, этнографов и лингвистов, что привело к стиранию граней между этими дисциплинами, а также к признанию концепции «этнографической реальности».

Возникло искусственное деление прошлого Африканского континента на два временных пласта, между которыми вклинился период колонизации. Доколониальная история стала представляться неким кладезем исконно африканской культуры, в то время как колониальная эпоха игнорировалась, рассматривалась как аномалия, сопровождавшаяся аккультурацией и иностранным господством. Из концепции «этнографической реальности» выросла и такая устаревшая на сегодняшний день идея, согласно которой Черная Африка якобы представляет собой живой музей эволюции человечества.

Устная традиция и исторический факт

Мысль о том, что устная традиция не заслуживает внимания или что она существовала только в колониальный период, неверна и даже опасна. Не менее ошибочна теория, утверждающая, что в эту эпоху африканские общества полностью утратили контроль над своим развитием. Это породило множество ложных представлений, например о том, что урбанизированный африканец — это культурный отщепенец и только сельский житель, остающийся в традиционном социуме, может считаться носителем специфической африканской культуры. Все эти идеи оказали значительное влияние на африканистику.

Научные учреждения и отдельные исследователи занялись изучением традиций различных государств и жизни великих вождей. Не желая терять времени, они обратились к наиболее древним устным памятникам, ведь недаром говорится: «Каждый умерший старик подобен сгоревшей библиотеке».

Ученые уделяли особое внимание документальному подтверждению устных исторических памятников. Однако, стремясь придать устной традиции статус архивных документов, исследователи упустили из виду тот факт, что ее также можно рассматривать как исторический памятник. Ведь в доколониальную эпоху придворный гриот в Западной Африке выполнял функции самого настоящего историка.

В 60-е годы нашего столетия, когда в изучении устных источников стали применять классические методы критического анализа, африканская историческая наука претерпела значительные изменения. Стремление доказать скептикам правомерность африканской концепции истории привело к утверждению, что устная информация (при условии, что преемственность политической структуры гарантирует ее передачу) может считаться столь же достоверной, как и письменный документ.

Сегодня африканские ученые проявляют живой интерес к истории общества, а с недавних пор и к истории философии. Они все пристальнее вглядываются в «микроисторию», помогая нам по достоинству оценить письменные свидетельства, сохранившиеся в африканских обществах. Они создавались на протяжении веков, с тех пор как мусульмане принесли сюда арабский алфавит, прочно вошедший в жизнь и культуру народов Сахеля.

Здесь, как и повсюду на континенте, африканцы рассказывают, поют, разыгрывают в лицах, рисуют и вырезают в дереве свою историю. Как и у всех других народов, у них есть свое прошлое, свои исторические сказания, в которых достоверность всегда сочеталась с мастерством изложения, благодаря чему они дожили до нашего времени и, по-видимому, сохранятся и в будущих поколениях. Так рождается подлинная история Африки, которая непременно займет достойное место в истории человечества.

Давайте признаем вклад черной расы. Египетская цивилизация была не просто африканской, она была негритянской, как, возможно была негритянкой и праматерь Ева. К смешанной культуре принадлежали и Блаженный Августин, и множество образованных людей и мыслителей после него. Сегодня мы можем объективно оценить африканскую историю и историографию.

Академическая наука, еще вчера признававшая только письменное слово, сегодня вынуждена согласиться, что это не единственно достоверный источник, что устные свидетельства имеют свои проверенные временем критерии и свою логику трактовки событий. Нельзя сдавать их в архив, они ждут исследователей и готовы раскрыть им свои тайны.

Автор: Богумил Евсивицкий.


Posted in Африканская культура by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика