Мыльная опера по-черному – телевидение в Южной Африке

телевидение в Африке

Официально в Южно-Африканской Республике живет 42 миллиона человек. Но сами жители считают, что их уже не меньше 50 миллионов плюс беженцы и рабочие-нелегалы из ближайших африканских стран. Каждый день по местным телеканалам показывают занудные передачи про надежную охрану государственных границ и высылку из страны нелегалов. Вот на экране появляется крепкий белый мужик с волевым обветренным лицом. Это — пограничный агент, что-то вроде охотника на людей. Еще лет двадцать назад он и был настоящим охотником — выслеживал нелегалов на звериных тропах, отстреливал и по количеству отрезанных ушей получал премиальные. Сейчас же его работа состоит в том, чтобы выслеживать нелегалов на звериных тропах и доставлять их на ближайшую заставу.

Агент проникновенно рассказывает, как нелегалов на переправах подстерегают крокодилы, а во время ночевок на них нападают стаи гиен. И делает вывод: живите спокойно у себя в Зимбабве, Мозамбике, Замбии, не лезьте в ЮАР, у нас своих бедняков хватает. Черных выпроваживают, а на следующий день они опять приходят к границе.

Двадцать лет назад соотношение белые — черные было 4,5 к двадцати. Черным тогда предрекали вымирание, но сейчас соотношение — пять миллионов белых на сорок миллионов черных. На что же надеялись белые, когда на референдуме они проголосовали за полную отмену апартеида?

Надеялись, что освобожденные черные не станут разрушать лучшую экономику Африки, начнут трудиться не за страх, на себя — и через два-три поколения приблизятся к уровню жизни белых. В 1994 году президентом страны был выбран Нельсон Мандела.

Легендарный узник острова Роббен провел в заключении 27 лет. Наверное, в тюрьме он научился терпению. От него ждали крутых перемен и мести, но не дождались. Он мудро старался ничего не расшатывать. Белые уважали Манделу. Знали бы, что так все повернется, не гноили бы будущего президента на бетонном Роббене или, по крайней мере, лечили бы от туберкулеза.

Основное время на телеканалах занято показом негритянских сериалов. Сериалы юморные, но с идеологической подоплекой. Все черные в сериалах делятся на ленивых и работящих. Ленивые всегда бедны, несчастны, некрасивы и с горя пьют водку. Правила сериалов соблюдаются так строго, что, включи где угодно, и через пару минут вникнешь в расстановку действующих лиц.

На самом интересном месте сериалы перебиваются социальной рекламой. Солнце восходит над уютным одноэтажным домом. Пожилая негритянка с надеждой смотрит вдаль. «Я вырастила сына и дочь. Сын — архитектор, дочь — дизайнер модной одежды». Мы видим сына в черной пиджачной паре и дочь в модной одежде. Они достигли успеха и улыбаются. Но пожилой негритянке не до смеха. Она видит стайку подростков, праздно шатающихся по улице. «Чтобы чего-нибудь добиться в жизни, надо учиться. Воспользуйтесь тем, что государство предоставляет бесплатное образование всем детям с 8 до 16 лет!» Но не все внимают телевизорным увещеваниям. У многих попросту нет ни телевизора, ни даже электричества. Два миллиона детей не ходили и не будут ходить в школу.

…Насмотревшись телевизора, я перед сном иду побродить возле отеля. Улицы пустынны, вот только два черных спустились со строительного крана и усталой походкой идут по улице. Один здоровый, просто великан. Этим не надо вправлять мозги сериалами, они в две смены строили новый отель в центре Йоханнесбурга и теперь идут к автобусу, чтобы переночевать в своем несчастном тауншипе. Кажется, они до того устали, что не в силах идти дальше. Они притуляются к стене и ждут. Я прохожу мимо… и тяжелая рука опускается мне на плечо. «Проблемы», — раздается голос. Я оборачиваюсь: «Нет проблем». — «У тебя нет, а у нас есть… Ты посмотри на него». Великан поворачивает лицо своего товарища к фонарному свету: «У него СПИД. А денег нет». Глаза у великана бегают, кажется, еще недолго — и он решится. «А сколько вам платят за работу на стройке?» — «На какой стройке?» — «Ну, я видел, вы работаете на кране».

«Больной» оказывается более сообразительным, он отлепляется от стены — и идет прочь. Великан матерится на своем африканском языке — и тоже понимает, что за просто так ограбить белого не удастся. Мы расходимся. Я спешу в отель. По вечерам в Южной Африке лучше наблюдать за черными по телевизору.

Автор: А. Ариев.


Posted in Африканский быт by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика