Пигмеи на краю цивилизации. Часть первая.

Пигмеи

Более четырех лет (1980— 1984) мне довелось работать в северо-западной части бассейна реки Конго, где в качестве эксперта ООН в составе международного проекта я проводил геологические поиски. Так уж сложилось, что геологические работы ООН проводит в самых труднодоступных и малоизученных районах, за которые не берутся «серьезные» фирмы и компании.

Действительно, на высотных аэрофотоснимках этого района (правобережье реки Санги) не видно ничего, кроме сплошного леса да наиболее крупных рек. Унылый серый фон снимков лишь изредка прочерчивается пунктирами проселочных дорог с бусинками более или менее крупных поселков, и все это снова теряется в огромных пространствах тропического леса. Прорубленные просеки или расчищенные геологами и лесорубами площадки, внезапно заливаемые палящими лучами солнца, почти на глазах зарастают молодой порослью: через год-два на этих местах уже растет густой частокол ятиметровых деревьев. Под сенью гигантов они никогда бы не выросли. Кроны настоящих гигантов, творя жизненное пространство на высоте 30—50 метров, сливаются, оставляя под собой густую тень. Тень так густа, что в тропическом лесу не растет трава, а пользоваться фотопленкой обычной чувствительности бесполезно.

Джунгли Конго

Вот такая «экологическая ниша» досталась моим маленьким героям — пигмеям — древнему населению Африки. Наряду с бушменами это самые низкорослые люди планеты.

Времена меняются, их дом-лес привлекает пришельцев, прокладываются дороги, вырастают селения. Выходя к дорогам, к свету, пигмеи все теснее контактируют с «большими» неграми и миссионерами. Меняется питание, увеличивается количество получаемого солнечного света, и это не может не сказываться на конституции пигмеев. Сегодня среди молодых можно встретить парней ростом до 160 и более сантиметров, выделяющихся на фоне коренастых «стариков» типичного пигмейского роста в 140—150 сантиметров. Некоторые молодые посещают миссионерские школы, у многих христианские имена. На окраинах или вблизи поселков появляются их шалаши. Кое-кто пытается даже по примеру «больших» негров возделывать небольшие участки. Возникают смешанные браки. К сожалению, перенимаются и пороки.

И все-таки настоящий дом пигмеев — это бескрайний лес, куда их неизменно тянет, где обитают их души и духи, где они хозяева и настоящие «профессионалы» выживания, где они — у себя.

Пигмеи

О некоторых эпизодах моих встреч с этим «маленьким народцем» и об их окружении мне и хочется рассказать. Подталкивает меня к этому чувство благодарности и любви к этим беззлобным созданиям, так контрастирующим с окружающим их «цивилизованным миром».

ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ

Впервые я встретился с ними в деревне Конго, где набирал носильщиков и рабочих для поискового отряда, который должен был пробираться в течение шести-семи часов в глубь леса к намеченному лагерю. В деревне из нескольких глинобитных домиков из веток и тонких стволов живут нзиме (одно из племен банту). Три пигмея племени бака — Томас, Моис и Раймонд — оказались почему-то вблизи, и я присоединил их к отряду, не очень интересуясь мнением этой троицы. Через три дня уже в лесу они сказали мне, что уходят, так как я «снял» их с дороги, когда они шли по каким-то делам к своим родственникам. Обещали вернуться, но не пришли. Не задержала их и поденная плата в 500 франков (западноафриканский франк, имеющий хождение во Французской Экваториальной Африке, в 50 раз дешевле франка метрополии того времени) — одинаковая с рабочими-нзиме (пачка сигарет в деревне стоит 200—250 франков).

Общение с пигмеями происходило через рабочих-нзиме, говорящих по-французски и знающих язык бака. В течение последующих лет моя работа проходила среди разнообразных племен «больших» негров: нзиме, янгаре, бокаре, мбимо, мбонмбон, мпомам, байя, булу, фанг и других, относящихся к банту и бантоидам и говорящих на близких и совершенно различных языках. В общем они, в отличие от пигмеев, называют себя деревенскими, так как населяют маленькие и большие деревни и поселки вдоль дорог.

Пигмеи не вернулись. Как пояснил Даниэль, мой помощник-проспектор, один из них сказал ему, что нужно идти на охоту, так как предстоит праздник. Может быть, это настоящая причина, а может быть, работа оказалась слишком трудной. Ведь из деревни в лагерь (по лесной тропе длиной 15—20 километров) они по очереди несли мешок с рисом весом в 50 килограммов. Видно было, что это им очень тяжело. А затем они копали шурф — это совсем противоестественно для пигмеев.

При движении отряда в маршруте босоногий пигмей с мачете обычно идет впереди, так как он лучше знает дорогу и чувствует опасность. Опасаться надо змей. Их трудно заметить среди сучьев, веток, колючек, опавшей полусгнившей листвы зеленого и бурого цвета и упавших половинок раскрывшихся «акациевидных» стручков длиною в 30—40 сантиметров. Эти последние, а иногда и высыпавшиеся из них плоские плоды глянцево-коричневого цвета, всюду валяются на земле, но как они растут, я никогда не видел из-за густой листвы верхнего яруса леса. Многочисленные колючки встречаются повсюду, но огрубевшие подошвы пигмеев, кажется, их не чувствуют.

Пигмеи

Однажды я шел между двумя пигмеями, перепрыгнул через лежащее поперек тропинки дерево и услышал сзади возглас Моиса и какой-то шум. Это он срубил голову метровой зеленой змее, высунувшейся из трещины в дереве и принявшей боевую стойку. Мне объяснили, что от укуса этой змеи нога сильно раздувается (с бревно), но, к счастью, это «медленная» змея, а мы шли быстро.

Умению пигмеев двигаться бесшумно по шуршащей от любого прикосновения поверхности можно только удивляться. При мне, застывшем в ожидании, пигмей Мосоло (в переводе «маленький гриб») подкрался к стаду кормящихся в зарослях кабанов и почти прикоснулся к одному из них.

ЛЮДИ ДЕРЕВЬЕ И ЛЮДИ ЗЕМЛИ

Пигмеи обратили внимание на дерево, в котором на высоте примерно 15 метров было небольшое дупло. Они внимательно и молча следили за редкими пчелами, влетающими и вылетающими из дупла. Решили, что есть мед. Рабочие-нзиме присутствовали при этом. Спустя два дня они вышли из лагеря раньше меня, захватив топор. Я с пигмеями вышел позже и застал всех нзиме (шесть человек) у дерева с медом: они начали его рубить, но так как толщина его была около 80 сантиметров, то работа продвигалась плохо. Поговорили на местном языке с пигмеями. Явно уговаривали их залезть на дерево и достать мед. Те не проявляли готовности. Тогда пообещали пачку сигарет. Пигмеи согласились, и пачка оказалась в руках у Томаса. Моис — самый маленький, примерно 145 сантиметров — быстро взобрался по лиане на уровень дупла. Сначала он осторожно его изучал, а затем с опаской засунул руку. Меда не оказалось. Короткие переговоры, и Моис стал подниматься выше, на высоту 25—30 метров. Долго был там, но затем спустился ни с чем. Меда не было. На лицах нзиме отразилась растерянность и досада: они посчитали, что пигмеи их обманули. Начался громкий разговор.

Пачка сигарет перекочевала в руки Обэна — одного из нзиме. Затем он взял за грудки Томаса, который почти не сопротивлялся, но был настороже. Силы были явно неравные. Я вмешался, остановил Обэна и приказал двигаться на работу. Разговоры на повышенных тонах продолжались всю дорогу, так что я занял место в цепочке между нзиме и пигмеями. Позже я поинтересовался у нзиме, почему они хотели побить пигмеев. Ответ: они нас оскорбили. А почему вы сами не полезли на дерево? Пигмеи делают это лучше, они делали это много раз. А мы — нзиме — люди земли.

В другой раз повезло больше. Пигмеи нашли дерево с медом. Дупло на высоте шести-семи метров. Начались неспешные приготовления. Из сухих веток под деревом разложили костер с дымом. Пигмей Марсель из лиан соорудил корзину объемом с ведро.

Несколько дымящихся головешек, обернутых зелеными листьями, образовали факел. Затем из коры он сделал широкую петлю-пояс (как у наших электромонтеров на столбе) и с ее помощью и зарубками для ног поднялся к дуплу. С помощью лианы поднял к себе корзину и дымокур. Затем топориком стал рубить дыру с противоположной от дупла стороны. Пчел было еще мало. Окурив через дыру дупло, стал вынимать соты и складывать их в корзину. Через полчаса, набрав корзину, он стал сбрасывать соты вниз на листья. Пчелы атаковали нещадно, Марсель повизгивал от укусов. В конце концов набрали рюкзак и корзину из свернутых из листьев узелков с сотами. В лагере разделили мед на всех. Мне досталось три узелка приятного на вкус, чуть кисловатого продукта.

ИЗЫСКАННЫЕ КУШАНЬЯ

В лесу все съедобно. В лагере Кон-донг я присоединился к постоянному отряду, рабочие которого приносили каждый день добычу: газелей, кабанов, дикобразов, мангуст. Мясо коптили и запасали. Однажды рабочий принес обезглавленного випера — габонскую гадюку. Это страшно ядовитая змея толщиной с докторскую колбасу и длиной немного более метра. Треугольная голова величиной с добрый кулак. Два длинных — до четырех сантиметров — изогнутых острых зуба выходят в верхней челюсти из мешков с ядом. Змею разрубили и разделили между группами рабочих. Моим пигмеям (пять человек) досталось немного мяса и голова. Все варили змею в воде. Я же свой кусок величиной с бифштекс решил испечь в углях. Промыл, посолил, завернул в зеленые листья и положил в горячую золу, прикрыв углями. Через два часа пигмеи развернули сверток, потрогали дымящееся мясо и сказали, что готово. Мясо было белое и вкусное. На всякий случай запил змею несколькими глотками виски. Пигмеи свою долю сварили, затем молодой Паскаль разложил по мискам вареные бананы-плантаны и кусочки змеи.

Второй молодой пигмей Гаспар сначала отнес еду пожилому Андрэ, который отдыхал в хижине (не могу сказать, были ли там лучшие куски, во всяком случае Паскаль раскладывал куски не как-нибудь, а с вниманием, вдумчиво), затем Паскаль каждому указал на его миску. На следующий день Паскаль съел голову змеи.

Одной ночью в петлю на газелей попалась передней лапой черная пятнистая пантера. Стальная проволока толщиной три-четыре миллиметра удержала тяжелого зверя, и утром рабочие убили ее из ружья. Здесь все боятся пантер, так как раненые они не убегают, а нападают на людей. К счастью, они не нападают в нормальном состоянии днем.

Пантера

Разделили, внутренностей и крови мало, мясо белое, чистое. Мне достался кусок от ноги, я его изжарил и съел, памятуя, что это изысканная и редкая еда в ресторане. Но пигмеи мясо пантеры не ели, объясняя это тем, что ребенок того, кто ест мясо пантеры, будет сильно болеть и даже умрет. Змей, обезьян, слонов, горилл можно есть, все это, по мнению пигмеев, очень вкусно.

МАЛЕНЬКИЕ ЛЮДИ И БОЛЬШИЕ СЛОНЫ

В заболоченных поймах ручьев много старых следов слонов. Свежие следы и помет появились на нашей просеке и в районе шурфов. Паскаль показал мне место, где слон спал, где были его передние и задние ноги и где он проходил, оставив грязь на дереве на высоте двух метров. В долине ручьев слоны едят рафию — пальму, которая дает пальмовое вино. Лесной слон меньше гигантов саванн, но и его бивни являются желанными для браконьеров. Количество этих великанов леса быстро уменьшается.

Вообще же следы слонов повсюду, особенно заметны их переправы через реки, где столбообразные ноги и плоские подошвы оставляют глубокие вмятины на илистых берегах. Есть редкие прогалины в лесу, истоптанные слонами, — это места их собраний. Иногда мои дальние маршруты выводили меня на гниющие туши убитых великанов. Взяты у них только бивни. Тяжелый запах стоит далеко в округе. Иногда в лесу можно увидеть челюсти и зубы давно убитых слонов.

Мертвый слон

Пигмеи — самые храбрые и умелые охотники на слонов. Когда-то, еще до эпохи ружей, они охотились на них с копьями. Пигмей тихо подкрадывался, заходил под живот и протыкал его копьем. Затем долго преследовал убегающее и теряющее кровь животное, пока оно не падало. Мясо слонов съедобное, сильно разбухает при варке. Кожа слишком толстая для изделий, иногда используют кожу с ушей для изготовления небольших сумочек-ящичков, в которых хранится нехитрый скарб охотника-пигмея. Вообще же мясо слонов, убитых далеко от поселений, пропадает, так как его ни быстро съесть, ни сохранить невозможно.

Современные охотники за слоновой костью из городов и поселков, преодолевая полицейские кордоны, добираются до знакомых пигмеев, дают им современные винтовки и ждут, когда те за небольшую мзду принесут слоновую кость и вернут оружие. Встречается еще и такой способ добычи слонов: пигмей стреляет с небольшого расстояния в живот слону короткой пикой с плоским заточенным железным наконечником. Рукоять пики вставляется в дуло примитивного ружья с пороховым зарядом. Такие ружья-«чабы» распространялись торговцами еще в 19-м веке.

Продолжение следует

Автор: Г. Кочемасов.


Posted in Африканский быт by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика