Пигмеи на краю цивилизации. Часть вторая.

Пигмеи

«Большие» негры ходят по лагерю в одних плавках — это люди среднего роста, но все мускулистые, крепкие. Пигмеи всегда в рубашках. Однажды я возвращался с двумя молодыми пигмеями с работы. В конце работы из-за жары они сняли с себя рубашки. Ношу несли голыми по пояс, но перед входом в лагерь остановились в лесу и надели рубашки. Недоуменно спрашиваю: почему? Ответ: мы, пигмеи, не привыкли ходить с голым торсом. Похоже, что стесняются.

В деревне Конго после выхода из леса пигмей-охотник Бомьоко выпил лишнего, приставал к «большим» неграм, ссорился, даже схватил мачете и бегал за ними. Часто обидчиво кричал: «Я пигмей? Я не пигмей». Разговаривать с ним было бесполезно. Он ничего не понимал. Его держали несколько человек, взяли у него деньги, которые он начал пропивать, — чтобы сохранить. К вечеру Бомьоко немного протрезвел и ушел напрямик по лесной тропе в пигмейскую деревню Боскэ к жене и больному ребенку. Утром вернулся, был, как всегда, молчалив и готов отправиться с грузом в лесной лагерь.

Вообще, обращение «пигмей» обижает этих маленьких людей: ведь у них есть и название племени, и имена. Но так уж повелось, что хотя и обижаются, но терпят такое обращение, поскольку жить приходится вместе с деревенскими и без взаимных контактов им уже не обойтись.

Пигмеи — коренное население лесов; банту, бантоиды, выходцы из Судана — проникли позднее вдоль нескольких путей, разделенных сотнями километров влажного тропического леса. Но и современным пигмеям предшествовало еще более древнее население. В этом я убедился, обнаружив в гравии ручья, на дне одной из закопушек, хорошо сохранившиеся обработанные кремни в виде скребков, ножей и наконечников. Это каменный век, эпоха мустье(?), может быть, около 30 тысяч лет назад.

В деревне Боскэ три француженки — католические сестры — работают в больнице и в школе для пигмеев. Одна из них обучает ведению хозяйства. Пигмеев извлекли из леса и поселили у дороги, им дают кровельный материал для домиков. Мои молодые пигмеи пришли в довольно хорошеньких брючках и безрукавочках из шотландки. В деревне их продают им за небольшую цену, намного дешевле, чем в районном центре или у торгашей-коробейников.

Гаспар уже много лет ходит в школу. Он прилично говорит по-французски и считает, что очень хорошо пишет. Поль раньше ходил в школу, но теперь бросил. Гаспар знает год своего рождения, но сколько ему лет, вычислить не может. Поль, как и большинство пигмеев, не знает своего возраста. Но Гаспар говорит, что Поль старше его. Разложить образцы по порядку номеров, что я требую по возвращении в лагерь, довольно трудно даже для Гаспара. Делает это всегда только он, но всегда очень медленно, долго соображает. Спрашивает, а с какого номера начать? (В день мы приносим шесть-семь образцов.) Он хочет, чтобы я ему купил часы в городе.

Шеф деревни Конго работает на плантации где-то за домом (маниок, бананы, арахис, кофе и т.п.). Помогают ему пигмеи.

«Сколько им платят?» — спрашиваю у жен. Ничего, только кормят за работу. Вообще, пигмеев в этом районе много. Начиная от районного центра, вдоль дороги постоянно встречаются миниатюрные шалаши и их маленькие обитатели. Много детей. Раньше я не видел их в таком количестве. Вероятно, в этот относительно дождливый сезон (июль) пигмеи вышли из леса к дорогам. В сухое время они предпочитают быть в лесу; в школы, которые созданы для пигмеев, в это время их не загонишь.

Рабочий Жан Гонда объяснил мне, почему он не хотел работать у меня в феврале и после пяти дней ушел. Оказывается, он строит дом в деревне. Ему нужно заранее купить местное виски — самогон, чтобы давать пигмеям, которые помогают строить. За выпивку они строят бесплатно.

Рабочий Адольф Замбия женится во второй раз. Для жены нужно приготовить плантацию, вырубив лес. Для этого, как обычно, приглашают пигмеев и деревенских. Деньги не платят. Пигмеям дают пальмовое вино и пищу. Для деревенских угощение посолиднее: нужно идти на охоту, принести мяса и рыбы.

Пигмеев не учитывают при переписи населения. Объяснение: переписывают тех, кто имеет жилье, а у пигмеев нет ни постоянного жилья, ни паспорта (идентификационной карточки). Миссионеры говорят, что пигмеев здесь от 10 до 30 тысяч и они составляют четыре большие семьи. Браки в пределах одной семьи не производятся, так избегают кровосмешения.

Женитьба деревенских на пигмейках — явление нередкое, иногда вторая жена — пигмейка. Они хорошие работницы, поэтому их и берут в жены. Трудностей с родами, говорят, не бывает. А женятся ли пигмеи на деревенских девушках? Нет. Что-то в памяти у меня не остались дети от смешанных браков.

Пигмеев легко узнать по говору. Говорят медленнее, чем деревенские, и как бы с надутыми губами. Речь ровная, без ударений. Пигмей по кличке Капрал что-то говорит, и рабочие часто смеются, сам он при этом сохраняет серьезный вид, хотя разговаривает, явно чтобы вызвать смех. Прямо комик-профессионал.

В южном направлении с углублением в тропический (уже экваториальный) лес плотность пигмейского населения, вероятно, возрастает. Они селятся уже не только на окраинах поселков, но образуют собственные небольшие поселения вдоль дорог и в лесу. Помимо шалашей в виде маленьких полусфер, с каркасом из воткнутых в землю обоими концами прутьев, покрытых широкими листьями, сооружаются и маленькие прямоугольные «домики». Стены из коры и крыша из циновок, сплетенных из пальмовых листьев. Реже стены из сплетенных прутьев, замазанных красной глиной (некоторое подобие более крупных глинобитных домов деревенских).

«НОВЫЕ ПИГМЕИ»

Подражая деревенским, некоторые крепенькие мужички-«кулачки» пробуют обрабатывать свои «плантации» — небольшие и плохо ухоженные. Но собирают-таки до нескольких мешков какао, табака. В основном же работают поденно на плантациях деревенских. Работают и мужчины, и женщины, и дети. Получать могут до нескольких сот франков в день.

Здесь, на юге, где пигмеи многочисленны и живут в поселках, меня уверяли, что и холостые, и семейные должны платить налог — 3300 франков в год. Источник денег: случайная работа на стороне (у геологов, лесорубов), возможная продажа какао (многие начинают делать плантации, но урожая еще нет), охота, продажа мяса, работа на плантациях деревенских или пигмеев-«кулаков», у которых есть плодоносящие деревья.

У одного пожилого пигмея, работающего у меня, есть «плантация», где трудится наш молодой рабочий. Обращается он к нему не то «патрон», не то «папа». Как он тебе платит? Поденно? Нет. Если удастся хорошо продать, то он мне может дать даже десять тысяч франков. У «папа» уже есть два мешка какао; если в них окажется сто килограммов, то можно получить 31 000 франков. Вот так появляются «новые пигмеи». Вообще же здешние пигмеи считают, что они незаслуженно страдают из-за налога.

Пигмеи

В случае неуплаты забирают в тюрьму, где дают два банана днем и еще что-то вечером. Постоянно голодный, пигмей весь день работает мачете. Отпустят, когда родственники заплатят налог.

Один пигмей собирается купить у нашего шофера радиоприемник за восемь тысяч франков (его месячный заработок у нас примерно 15 тысяч франков). Вечером после еды наши пигмеи-рабочие сидят с обнаженными торсами у костров, болтают, курят. Приемник играет, начинаются известия по-французски. Но они не слушают, все время говорят между собой на своем языке бака.

Пигмеи на работе одеты в страшные обноски, однако у всех дома есть чистые брючки и безрукавки. На рваной грязной майке Нестора написано «Big boy», но у него есть опрятная безрукавка с изображением реактивного самолета. Вообще, он раньше работал в миссии и о многом имеет представление. Его племя называется бака. В других местах есть другие племена.

Племя делится на расы (семьи). Супруги должны быть из разных рас. Каждый пигмей от родителей знает название своей расы. При встрече с девушкой он первым делом узнает ее расу и уж затем строит планы на женитьбу. В районе своей деревни Нестор насчитал до десяти рас (миссионеры же говорят о четырех главных), но добавил, что это не все. Внешне расы неразличимы.

Засыпаю в палатке и слышу неназойливый храп пигмеев. Утром узнаю, что они ночевали в общем лагере, так как вокруг много слонов, и оставаться в стороне от лагеря боязно. Иду по просеке с Нестором. В одном месте он сильно ударил мачете по плоскому наружному корню большого дерева. Раздался сильный звук. Вдруг что-то с шумом побежало в сторону от просеки. Я затих и посмотрел на Нестора. Глаза его округлились, в них был испуг, лицо застыло. Шум исходил от бежавшего слона, стоявшего до этого в двадцати метрах от нас. В дальнейшем Нестор время от времени сильно бил мачете по висячим плоским корням, чтобы отпугивать, как он объяснил, горилл и слонов.

В лагере о встрече со слоном Нестор рассказал товарищам. Слушали внимательно, оценили опасность ситуации. Я же интерпретировал этот случай по-своему. Дело в том, что накануне я купил у одного пигмея сберегающий амулет («мма», по-пигмейски). Все об этом знали. Вот я и связал счастливый исход встречи со слоном с действием амулета. Что ж, причина серьезная. Все согласились.

Пигмеи делят на части маленький кусочек темного дерева, и каждый обтачивает свой кусочек мачете. Что это? Мма? Да. Случай со слоном их подтолкнул, и кто-то предусмотрительно принес из маршрута кусочек дерева размером 10 х 10 х 1 сантиметра и разделил его между желающими. В обточенном кусочке с краю делается дырочка, в которую продевается ниточка. Спрашиваю: «А где же второй кусочек из белого дерева?» Пока нет, он желателен (действие двух сильнее), но необязателен.

У пигмеев находится время и для развлечений. Одна игра такая. Берут две параллельные половинки бамбука длиной до 70 сантиметров, скрепленные планками. В каждой половинке семь лунок. В каждой лунке по пять орешков (какие-то плоды). Играют двое с каждой стороны. Играющий берет орешки из одной лунки и кладет их по-одному в последующие, в том числе и лунки соперника, если орешки остаются. Затем играет таким же образом второй. В лунках образуется разное количество орешков. По определенным правилам, можно забирать или не забирать орешки из лунок в зависимости от их числа. Требуется постоянный и быстрый подсчет в уме. Выигрывает набравший больше орешков.

В сумерках к палатке подошел старик пигмей и стал разворачивать грязные тряпки, что-то бормоча. Он якобы слышал, что я спрашивал зуб слона. Вот он и пришел. Все делается тихо, так чтобы не узнали жандармы, иначе старика могут обвинить в убийстве слона. Доказывай потом, что зуб был найден в лесу. Получив 500 франков, старик довольный ушел, затем тихо вернулся забрать тряпки.

КРАСОТА ТРЕБУЕТ ЖЕРТВ

Из лесу слышно пение пигмейки, работающей на плантации деревенских. Слов нет — одни звуки, иногда отдаленно напоминающие тирольские песни. Мелодия и ритм практически отсутствуют. Но порой пение привлекает чем-то необычным, если не сказать приятным, а иногда звуки становятся резковатыми.

пигмейка

Пигмейские женщины совсем маленькие — сантиметров 130. Прическа у всех одна: стрижка наголо. Какие-то мужские головы с прямыми затылками. Лица почти не отличаются от мужских. Выдают висячие груди и дети на руках. Впрочем, помимо стрижки под нуль, у многих заостренные зубы (у мужчин это встречается реже). Вместо прилегающих друг к другу, зубов получается «пила» из треугольных зубов. Зачем это делается? Деревенские издеваются: чтобы лучше рвать и жевать мясо. На самом деле это для красоты, в их понятии. А красота, как известно, требует жертв. И вот в семи — десятилетнем возрасте детям подкладывают под зубы дощечку, приставляют к ним по очереди под углом нож и, ударяя по нему чем-то тяжелым, скалывают прекрасные зубы, оставляя заостренные треугольнички.

пигмейка

У многих пигмеек насквозь проткнута верхняя губа, а в дырочку вставлена коротенькая веточка, три-четыре миллиметра, ее почти не видно. Это для красоты. Дырочку делают сами женщины с помощью лезвия, обычно уже в зрелом возрасте, замужние. На теле многих женщин — на боках, пояснице, животе — можно видеть параллельные или иного рисунка рубцы — эти надрезы делаются также для красоты. Многие женщины курят самодельные деревянные трубки или сигареты. Табак часто выращивают рядом с домом. Имя у женщин обычно одно — пигмейское, второго — христианского — нет или бывает редко.

И все-таки эти чумазенькие полуголые крошки тоже женщины! Однажды я сказал, что вернусь завтра и буду их фотографировать. Назавтра у шалашей уже было несколько юных босоногих пигмеек в мятых платьях в цветочек. Одному Богу известно, где они их хранят. Ведь в шалашах, где от стенки до стенки около двух метров, посреди очаг, какая-то закопченная утварь и вдоль стен низкие бамбуковые лежанки, больше ничего нет. И тем не менее где-то прячется узелок с «выходным» платьем.

Продолжение следует.

Автор: Г. Кочемасов


Posted in Африканский быт by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика