Африканские архивы и устная традиция

Архивы

Насколько важны архивы для Африки? Разве на этом континенте нет более серьезных проблем, таких как голод, неграмотность, болезни, политическая нестабильность и слабое экономическое развитие? Чтобы ответить на этот вопрос, давайте вспомним один из рассказов Конан Дойля о Шерлоке Холмсе, в котором ключом к разгадке преступления послужила одна деталь: когда преступник проник в дом, хозяйская собака не залаяла, а если она молчала, значит, этот человек бывал в доме и раньше. Молчание оказалось веским доказательством. Ситуация, сложившаяся в Африке, чем-то напоминает упомянутую выше. Речь идет о слабости архивной традиции на этом континенте, которая пагубно отражается на истории ее народов. Африка долго молчала о своей истории она не била тревогу в критические моменты, и это во многом определяет ее место в мире.

Традицию ведения архивов можно определить как вид культурной деятельности, связанной с собиранием и храниением различных письменных свидетельств, относящихся к истории. Это подразумевает не столько создание национальных архивов, сколько особую склонность людей записывать даты рождения и вступления в брак, коллекционировать карты, хранить письма своих любимых, вести приходно-расходные книги и сохранять копии договоров, контрактов и т. д. Слабое развитие архивной традиции в Африке привело к упадку местных языков и философских школ. Катастрофические последствия этого веками испытывали на себе народы континента.

Почему же архивная традиция оказалась здесь столь слаба? Во-первых, что в большинстве африканских культур прошлое не рассматривается как нечто безвозвратно ушедшее, а настоящее — как нечто мимолетное. Наши предки по-прежнему с нами, да и мы когда-нибудь станем предками. А если настоящее непреходяще, то какой смысл его фиксировать? – так думают африканцы.

Другая причина связана со слабостью традиции летосчисления (в том числе счета времени) — существует множество разных календарей: грегорианский, мусульманский, индийский, китайский, но нет среди них африканского, за исключением, пожалуй, несколько измененного ортодоксального христианского календаря в Эфиопии.

Третья причина заключается в слабости письменной традиции. Во многих африканских странах письменность появилась лишь в XIX столетии.

Конечно, ситуация в различных африканских странах неодинакова. Однако в целом континент находится под влиянием трех культурных традиций: местной, мусульманской и западной.

Современные африканские архивы скопированы с западных образцов, хотя несут на себе и некоторый отпечаток мусульманского Востока. Встает вопрос: можно ли сделать их африканскими или они лишь неотъемлемая часть импортированной культурной традиции?

Поскольку до недавнего времени архивы рассматривались главным образом как собрания письменных свидетельств, наследие местного устного творчества оставалось без внимания. В более выгодном положении оказалась мусульманская часть Африки, обладавшая большим количеством документов, написанных на арабском и даже иногда африканских языках (с использованием арабского письма).

Но давайте уточним, что же такое документ? Нас интересует здесь главным образом письменное слово. Однако в целом свидетельства прошлого делятся на пять видов:

- материальные свидетельства, такие, как археологические находки: от гончарных изделий до руин Большого Зимбабве, от скелетов до монет;
— письменная документация: мистическое почитание письменных знаков в значительной степени определило африканское понимание архивов;
— изобразительные свидетельства, включая наскальные рисунки;
— звуковые свидетельства, ставшие в ряде случаев новейшим видом архивных материалов.

Но самый древний источник сведений о прошлом — живая человеческая память, способность человека «предаваться в тиши воспоминаниям».

Говоря об африканских архивах, надо иметь в виду два аспекта проблемы: с одной стороны, дефицит документов, с другой — избыток исконно африканского в сознании людей. Дефицит документов объясняется чрезмерной сдержанностью африканской историографии и недостатком письменных и материальных свидетельств.

Увлечение исконно африканским может принимать самые разные формы, но в данном случае речь идет о безмерной приверженности своей исконной самобытности, своей этнической или религиозной группе.

Проблема документации в Африке не однозначна. С одной стороны, налицо кризисный дефицит материальных и письменных свидетельств; с другой — кризисный избыток исконно африканского в живой памяти народа. Прошлое всегда с нами. Поэтому в Африке сравнительно мало памятников, увековечивших в камне ее историю. Пример Большого Зимбабве поражает еще и потому, что он уникален.

Кризисный дефицит затрагивает и область письменной документации. В сокровищнице всемирной истории великие африканские цивилизации оставили рекордно малое число письменных памятников. Вследствие такой скудности литературного наследия долгое время бытовало мнение, что у Африки нет своей истории.

Не этот ли негативный культурный стереотип обрек африканские народы на вековое рабство и угнетение? Не была ли работорговля отчасти связана с понятием культурной метизации? Не являлся ли сам колониализм отчасти результатом понимания культурного превосходства как расового? Не дефицит ли документов поставил народы Африканского континента на самую низшую ступень лестницы, ведущей человечество к освобождению? Почему для порабощения европейские колониальные державы выбрали именно африканские народы? Почему их рабами не стали, например, арабы или народы Южной Азии? Возможно, потому, что колонизаторам виделась непреодолимая пропасть между европейской и африканской культурами. Отсутствие в Африке замков, соборов и письменных соглашений лишь способствовало укреплению создавшегося мнения.

Кризисный дефицит документов в Африке имел весьма тесную связь с истоками расизма. Уровень культуры народов часто оценивался по наличию у них конкретных материальных свидетельств и письменных памятников прошлого. У большинства же народов Африки, как считали колонизаторы, ни того ни другого не было.

Дефицит документации неизбежно сказался на развитии науки и философии. Отсутствие письменности лишало большинство африканских народов возможности накопления прогрессивных идей. Что же касается устной традиции, то она несла в себе идеи смирения, а не бунта, утверждала, а не отрицала сложившийся порядок вещей. Какова же судьба великих умов Африки? Большинство из них погребено под могильной плитой смирения. Талантливым африканцам не суждено было вырваться из замкнутого круга деревенской жизни, их гений увяз в наследии устной традиции сельской Африки.

Итак, с одной стороны, сила устной традиции говорит о дефиците материальных и письменных свидетельств прошлого, но в то же время она является показателем динамизма живой памяти народов Африки.

И вот сегодня встает вопрос: не в этой ли живой человеческой памяти причина избытка исконно африканского? Не перегружена ли она информацией? Не слишком ли озабочен простой африканец своим происхождением, своим прошлым? Не становится ли чрезмерно ощутимым присутствие этого прошлого среди нас и нежелание настоящего мириться с ролью преходящего, временного?

Со второй половине XX в. самым стойким бастионом этой крепости является этническое самосознание. Большинство африканцев не желает предавать забвению свое исконное происхождение, будь то народы баганда или ачоли, луо или кикуйю, шона или ндебеле, хауса, йоруба или ибо. А сохранение этнической самобытности — это сохранение свидетельств прошлого на уровне живой человеческой памяти. Этническое самосознание — это своего рода архив племени, летопись общины, хранилище коллективной самобытности.

Автор: Али Мазруи.


Posted in История Африки by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика