Кумби-Сале – столица древней империи Гана

Гана

6 марта 1957 года на берегах Гвинейского залива, на месте бывшей английской колонии Золотой Берег, родилось новое государство — Гана. Название, которое получило молодое государство, могло удивить людей, изучавших историю Африки. Дело в том, что ни одна область бывшего Золотого Берега никогда не входила в состав древнего государства Гана. С VII и, по крайней мере, до XIII века н. э. государство Гана включало Западный Судан и Южную Сахару, но его распространение на юг остановилось, по-видимому, у реки Нигер. Некоторые авторы высказывали предположение, что ашанти, одна из основных народностей Золотого Берега, могли поддерживать связи с древним государством Гана. Весьма возможно, что романтический ореол, которым окружена история первой великой империи Западного Судана, послужил причиной для выбора именно этого названия при провозглашении нового государства Западной Африки.

О происхождении древнего государства Гана никаких определенных данных нет. Единственные документы, в которых затрагивается этот вопрос, — «Тарих эль- Фетташ» и «Тарих эс-Судан», оба написанные учеными из Тимбукту, — относятся к гораздо более позднему периоду (XVI—XVII столетиям). В них содержится длинный перечень царей, правивших до хиджры (622 год — дата, с которой ведет свое летосчисление мусульманская эра).

Первое упоминание о древнем государстве Гана мы находим в трудах астронома Аль-Фазари, написанных им около 800 года новой эры. Тогдашнюю Гану этот астроном называет «Землей золота». Некоторые авторы IX и X веков кратко упоминают о Гане, но единственное значительное описание этого государства и его столицы дано Абу Обейдом аль-Бекри (1067 год). В его время древнее государство Гана достигло вершины своего могущества. Оно простиралось от Сахары до реки Нигер, от Центрального Сенегала до бассейна озера Дебо.

Несмотря на величайшую терпимость, которую проявляла древняя Гана по отношению к мусульманам, это государство с его анимистской религией возбудило против себя гнев фанатичных альморавидов. В 1077 году они вторглись в Гану и разгромили ее. Арабская династия, возможно шерифийского происхождения, вытеснила местных африканских царей. Столица государства Гана — Кумби до разрушения ее в 1240 году воинами народа мандинго продолжала играть важную роль в качестве посредника в торговле между арабскими и берберскими купцами Магриба и Египта, с одной стороны, и африканскими купцами-диула Западной Африки — с другой. Диула доставляли сюда золото Западного Судана, чтобы обменять его на соль Сахары и товары, привезенные из средиземноморских стран.

В течение, по меньшей мере, пятисот лет столица Ганы являлась одним из наиболее известных рынков мусульманского мира. Позднее его торговая роль перешла к городу Уалата, основанному в XIII столетии, а в XV веке — к городу Тимбукту.

Какие же следы древней столицы сохранились до наших дней? Как ни странно, но руины этого города были открыты лишь в 1914 году французом А. Боннелем де Мезьером, предпринявшим розыски на основании предположений историка Мориса Делафосса. Развалины найдены в районе, известном под названием Кумби-Сале, находящемся на расстоянии около 300 километров прямо на север от Бамако, как раз там, где сейчас проходит граница между Суданом и Мавританией.

Отождествление столицы древнего государства Гана, или по крайней мере торгового центра, описанного Абу Обейдом аль-Бекри, с обнаруженными руинами Кумби-Сале является, по моему мнению, наиболее правдоподобным из всех произведенных до сих пор. Запись в «Тарих аль-Фетташ» недвусмысленно говорит, что столицей Ганы «был Кумби, и этот Кумби — большой город». Традиционное представление о том, что города Кумби и Гана представляли собой одно и то же, сохранялось в городе Уалата даже в начале прошлого столетия. Кроме того, эти развалины являются крупнейшими из всех обнаруженных до настоящего времени на территории мавританского Сахеля, а все найденные в них объекты относятся к раннему средневековью.

Однако до сих пор ни аэрофотосъемки, ни разведка местности не дали возможности обнаружить какие бы то ни было следы той части столицы, в которой, по свидетельству аль-Бекри, жил царь. Судя по записям аль-Бекри, этот царский город был расположен на расстоянии шести миль от торговых кварталов.

Руины Кумби-Сале занимают площадь приблизительно в один квадратный километр. Они расположены между двумя водоемами — обычно безводными — и граничат с примыкающими к территории бывшего города на северо-западе и юго-востоке двумя кладбищами, занимающими почти в два раза большую площадь, чем развалины города. Городские предместья, усыпанные черепками гончарных изделий, по-видимому, были застроены хижинами, крытыми соломой. Что же касается самого города, то весь он построен из камня — серого сланца местного происхождения, который легко поддается обработке. Плиты, вытесанные из этого камня, применялись при возведении стен, настилке полов, для декоративных работ, надгробных памятников на кладбищах и т. д.

Дома города строились высотой в несколько этажей; когда здания были разрушены, верхние этажи обвалились и скрыли под собой нижние помещения. Во время раскопок комнаты первого этажа, засыпанные слоем камня толщиной до четырех метров, были найдены великолепно сохранившимися.

Центральная часть города располагалась вокруг круглой широкой площади, от которой отходило несколько улиц. Главная из них, очень широкая, ведет на восток. На планах она отмечена под названием «Главный путь». Улица была застроена довольно высокими зданиями. Здесь же располагалась и мечеть (во время раскопок удалось обнаружить михраб этой мечети). Очертания улиц совершенно ясны, несмотря на то, что стены зданий обвалились. На снимках, сделанных с воздуха, древние улицы также отчетливо видны.

Как уже отмечалось выше, непосредственно за чертой города находятся два обширных кладбища. Самая близкая к городу часть кладбища, расположенного на северо-западе, заполнена простыми мусульманскими могилами, окаймленными камнем. На более далеком расстоянии от города обнаружены коллективные захоронения, окруженные стенами. Крупнейшее из таких захоронений, в центре которого высится так называемый «надгробный обелиск», окружено шестью прямоугольниками стен. Периметр шестой из этих стен, расположенный дальше всех от центра могилы, составляет около километра.

Юго-восточное кладбище расположено между городом и водоемом Сохоби; позади водоема высится гробница Буахима, которого предание считает соратником Абу Бекра Ибн-Омара, виднейшего из альморавидов. Здесь также сохранились коллективные захоронения, окруженные несколькими стенами.

На этих кладбищах, несмотря на то что они насчитывают тысячи могил, не удалось обнаружить ни одной древней надгробной плиты! По-видимому, пасшийся здесь крупный рогатый скот, дикие звери, лесные пожары и ливни разрушили хрупкий сланец. Без новых находок мы не будем располагать бесценными данными, которые дают надписи могильных надгробий, как, например, надгробие в городе Гао, где на царской могиле Сане обнаружены многочисленные надписи, сделанные в XII столетии и позже. (К слову многие тамошние надписи еще ждут своего перевода, что несомненно прольет свет на историю этого древнего африканского народа. Что же касается самих переводов, то это дело очень даже не простое, ведь одно дело заниматься переводами различных научно-технических текстов или осуществлять юридический перевод, а другое переводить надписи с давно исчезнувшего языка, тут уже нужны глубокие знания истории, лингвистики, и конечно же отнюдь не беглое знакомство со многими современными языками).

Раскопки, следовавшие одна за другой — руководили ими А. Боннель де Мезьер (1914 год), Д. Лазартиг (1939 год), П. Томассей (1949 и 1950 годы), Г. Шумовский, — помогли нам довольно много узнать об архитектуре города Кумби-Сале. Наиболее обширной была работа, осуществленная Боннелем де Мезьером: ему удалось раскопать 22 строения.

Большую практическую ценность представляют результаты изысканий, произведенных за время с 1949 по 1951 год, особенно П. Томассеем, проведшим на территории раскопок города несколько месяцев. Ему удалось обнаружить две группы зданий изящной архитектуры. Выстланные каменными плитами полы, стены, облицованные изразцами с написанными на них изречениями из Корана, красивые очертания ниш, вырубленных в стенах и колоннах, каменные лестницы, множество тщательно отделанных предметов (железные инструменты, оружие, керамика, бусы, шлифовальные камни, а также несколько исключительно редких стеклянных гирек, применявшихся для взвешивания золота) дают нам ясное представление об уровне цивилизации, процветавшей здесь.

Все эти здания принадлежали, по-видимому, богатым арабским или усвоившим арабский образ жизни купцам, вельможам сараколе или другим сановникам, обращенным в мусульманство. Все предметы, все исторические памятники, обнаруженные в Кумби, относятся к последнему периоду существования древнего государства Гана — к XII и XIII столетиям, незадолго до разрушения города воинами народа мандинго. Никаких находок, относящихся к доисламскому периоду, здесь обнаружить не удалось. Вполне вероятно, что все напоминавшее об анимизме было уничтожено альморавидами.

Аль-Бекри рассказывает, как в 1054 году, всего лишь за двадцать три года до захвата Кумби, был разграблен город Аудагост, являвшийся колонией Ганы. Единственным поводом для нападения на Аудагост послужило утверждение, что этот город «признает над собой власть правителя Ганы». У нас есть все основания полагать, что альморавиды так же отнеслись и к городу Кумби, что храмы «идолов» и царские могильные курганы были разграблены и стерты с лица земли. В дошедших до нас руинах бывшей столицы царей сараколе не осталось никаких следов доисламской цивилизации древнего государства Ганы. Все, что удалось обнаружить до сих пор, носит на себе отпечаток исламского происхождения. Что же касается архитектуры, то она напоминает архитектуру арабско-берберских городов в Южной Мавритании.

Но не это определяет значение древней столицы государства Гана для науки. Этот город был колыбелью афро-исламской культуры, процветавшей в Западном Судане с VIII столетия до нашего времени, — культуры, связанной с именами городов Тимбукту и Дженне.

Тимбукту

Арабские купцы и ученые из стран Магриба, привлеченные славой страны золота, поселялись и обзаводились семьями в Гане и других местах. Их потомки смешанной крови расселились по всему Судану. Они принесли с собой Коран и мусульманскую цивилизацию на пространства от границ Сенегала до озера Чад.

Неоспорима общность между Кумби и Тишитом, Уалатой и многими другими городами Южной Мавритании. Но в то же время не подлежит сомнению наличие общности, может быть, отдаленной и менее очевидной, между Кумби и суданскими городами прошлого — Тимбукту и Дженне — и современности: Каес, Бамако и Мопти. Архитектура этих городов сходна с архитектурой Кумби, хотя их глинобитные здания из сырца («банко») выглядят более грубо. Схожа и глубоко укоренившаяся мусульманская культура жителей этих городов.

Таково чудесное наследие, переданное суданцам древним государством Гана и его столицей, которая в наши дни выходит постепенно из тьмы веков в результате труда археологов.

Автор: Раймон Мони.


Posted in История Африки by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика