Настоящее лицо африканской истории

Африканский вождь

С самого начала у западных историков руки опустились перед ярой неохотой африканской истории уложиться в рамки их концептуальных схем. Поэтому они решили: пусть социологи исследуют кто как может культуру отдельных «этнических групп» и «племен». Последствия таких усилий привлекли внимание к нескольким интересным обстоятельствам, которые сразу же попытались истолковать как общие для всего континента и его нарочно разоренной истории. «Короли-жрецы» или «вождество», то есть два незнание в мире явления — вот и все, что было использовано для написания истории континента.

В свою очередь африканцы также соблазнились на эти уникальные явления, которые подчеркивали их самобытность против других народов. Среди сотен описанных или исследуемых в настоящее время примеров внимания аналитиков особенно заслуживают три. Нубийцы, которые когда-то считали себя исключительно христианами, с ХV столетия поспешили объявить себя арабами по происхождению. Народ хауса, который имеет общность со многими африканскими народами и народностями Индийского океана, также заявил о своем арабском происхождении. А туареги провозгласили себя выходцами из Оттоманской империи.

Поэтому нужно быть очень осторожным, приставая на слишком упрощенное мнение о том, — что настоящая история Африки, искаженная или отвергнутая в исследованиях европейских историков — негативистов XIX столетия, как раз и является той историей, которую сами люди и хранители легенд рассказывают сегодня устно. Открыть заново и переписать африканскую историю означает шаг за шагом идти назад в прошлое. Написание африканской истории подвергается сегодня на риск так же затормозиться из-за предвзятого отношения к африканской специфики, как это произошло в прошлом из-за колониального пренебрежения к ней.

Проведенный в Ницце в 1986 году по инициативе Амаду Махтара М’Боу, тогдашнего Генерального директора ЮНЕСКО, симпозиум показал, что написание истории должно опираться на два важных положения.

Первая из них — это хронология. Без надежной основы история вскоре превращается в смутную антропологическую болтовню. История состоит из событий, однако без точной фиксации их на шкале времени толкование этих событий становится слишком субъективным.

Вторая основа — это сравнительный метод, который следует использовать как можно шире. Слишком много подробных исследований кроется под обложками монографий. Каждый из тех, кто участвовал в воссоздании африканского прошлого от древности до 1700 года, знает, насколько плодотворным является сравнение. С его помощью можно выяснить противоречия, оттенки и различия при необходимом условии того, что последствия исследований должны присоединятся к строению мировой истории, которая отнюдь не является простым накоплением национальных или континентальных историй.

Сравнительное исследование предполагает оперативное оповещение — хоть это современными экономическими системами не поощряется — из года в год все более многочисленных замечательных работ, написанных в частности африканскими специалистами.

ПЛОДЫ СОТРУДНИЧЕСТВА

Поразительное развитие достигли в двух направлениях одновременно. Во-первых, увеличилось количество исследований о последствиях эксплуатации человеческих ресурсов Африки, особенно черной Африки, эксплуатации, которая проходила не только в течение нескольких последних столетий, а продолжалась тысячелетия. Влияние этого явления на жизнь человеческих сообществ, экономику, стратегию контактов и самозащиты, произведенных африканскими обществами, медленная эволюция которых сегодня воспринимается все глубже, стало главным средоточием интереса.

Эти исследования позволяют нам серьезно подойти к вопросу о «прекращении развития» на континенте (который по очевидным свидетельствам был «развивательным» в широком смысле, включая культурные измерения, которые сейчас охватывает концепция развития) в XVI веке, то есть именно в то время, когда Европа переживала ужасную эпоху кризиса.

Во-вторых, работа начиналась за пределами Африки в сфере, которую долгое время считали бесплодной и даже опасной, в частности исследованиями африканских общин, которые были насильно интегрированы в жизни Азии и Америки. Разительная перемена взглядов в этой сфере, проходившая в Соединенных Штатах и на Ямайке, сегодня отзывается в странах и на островах центральной и южной Америки, где в течение длительного времени к этим вопросам относились весьма сдержанно.

Теперь можно рассмотреть другие, гораздо более древние формы «человеческой миграции» из Африки в Азию и Европу, существование которой наглядно иллюстрирует недавно опубликованная карта. Можно также проследить этапы заселения планеты из Африки (Америка и Австралия были заселены гораздо позже) с помощью значительно более точного анализа эволюции окружающей среды на протяжении тысячелетий.

С такой же требовательностью отныне стоит относиться к критической обработке источников. Уже никто не подвергает сомнению использование устных источников. Однако нам надо усовершенствовать методы сбора, издания и критическое осмысление устных источников подобно тому, как на Севере два века назад отнеслись к письменным памятникам. В этой сфере работа только началась, однако первые успехи действительно удивительные.

АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ

Еще одно наследие, которому грозит опасность, — это незаменимые памятники, найденные благодаря тщательным археологическим исследованиям. В течение последних десятилетий здесь был сделан ряд поразительных открытий. Воспроизведение всех аспектов прошлого — следов животных и растений, остатков пищи, захоронений, поселков и городов, доказательств климатических перемен, керамики — изрядно обогатило наши знания.

Убедительным примером является исследование меди и железа. Когда-то считалось очевидным, что Африка к югу от тропика Рака не производила меди и не знала методов производства сплавов этого металла. Сегодня на карте Африки полно меток, где металл изготовлялся в течение последних трех тысячелетий, и мест, где были найдены готовые изделия, изготовленные средствами тонкой топки, часто с использованием метода воскового литья. Когда-то шла дискуссия между теми, кто верил, что железо проникало в Африку только с северо-востока — с Кавказа или из Египта. А сегодня имеем археологические доказательства из семи-восьми стран тропической зоны, в частности, расположенных на экваторе, которые свидетельствуют о том, что вытопкой железа здесь занимались еще за тысячелетия до нашей эры. Так, к счастью, от «теологических» дискуссий мы перешли к кропотливой работе в лабораториях.

Наконец, есть потребность более тесного сотрудничества между различными науками. История имеет тесные связи с другими отраслями, такими как науки об окружающей среде, геология, география, палеонтология человека и животного, диетология, языкознание, медицина, палеоботаника и тому подобное. Нельзя забывать и важной роли научных лабораторий, которые теперь активно включились в исследование истории Африки.

«Переписывание» истории Африки потребует значительных международных усилий в течение многих поколений. И прежде всего оно призывает к мобилизации африканских правительств и ученых.

Автор: Жан Дэвис.


Posted in История Африки by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика