Последствия работорговли

рабы

Бесспорно, одним из самых выдающихся последствий работорговли является ее влияние на демографию континента. Хотя точные цифры назвать трудно, можно с уверенностью предположить, что в течение четырех столетий существования торговли рабами из Африки в Новый Свет было вывезено 20 миллионов африканцев.

Если учесть применяемые при порабощении рабов методы, то потери, понесенные Африкой, приобретают ужасные пропорции. Разумеется, воров, преступников, колдунов и прочий сброд того же сорта продавали в рабство без всякого сожаления. Однако на рабов разживались преимущественно во время войн и грабительских рейдов. В подобных случаях в захваченных и вывезенных рабов добавлялись еще и прямые или косвенные жертвы работорговли — люди, которые погибли в бою или в результате голода, болезней и эпидемий, которые наступали после уничтожения урожая, осквернения зернохранилищ и нарушения уязвимого равновесия между населением и окружающей средой.

Такие ужасающие действия были обычным делом во всех регионах Африки, где укоренилась атлантическая торговля. Устная литература перенасыщена стоном жертв и описаниями пожаров на небосклоне от горящих деревень. Это постоянное состояние войны с бесконечной чередой убийств, разрушений, грабежей и насилия сделал страх «одним из измерений африканской души». Можно сказать, на каждого пленника, вывезенного кораблями работорговцев, приходится 6-7 африканцев, погибших на континенте.

Однако эти потери, распределены во времени, составляют не более одного процента чернокожего населения. Могут спросить, почему же такой в целом незначительный отток рабочей силы парализовал африканское общество. Дело в том, что работорговцы вывозили как правило молодых людей. Массовая депортация этой прослойки общества, полного силы и способного рожать детей, вызвала демографическую пропасть, которую со временем не смогли заполнить новорожденные поколения.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ КАТАСТРОФА

Не лучше были и политические последствия работорговли. Бывшие политические структуры на севере Нигерии, Чада и Конго начали падать, потому что не смогли приспособиться к условиям, образовавшимся из-за работорговли. Конго, которое тогда находилось в самом расцвете, не было в состоянии сопротивляться давлению со стороны португальцев, которые со своей базы на острове Сан-Томе доставляли рабов в колонии в Бразилии, несмотря на то обстоятельство, что некоторые из господствующей аристократии, обращенные в католичество, относились к ним дружелюбно. Руководствуясь своими собственными интересами, португальцы подстрекали местных вождей к мятежам и разжигали борьбу за власть среди отдельных кланов, так что, в конце концов, эта страна погрузилась в анархию.

Такой же участи подверглись королевства Ойо и Бенин, которые до прихода европейцев достигли определенного уровня институциональной стабильности. Они не смогли противиться непрерывным войнам, вызванным работорговлей. Вскоре их провинции провозгласили себя независимыми княжествами. К концу XVIII столетия незаурядная культура более двухсотлетней давности превратилась в огромный театр непрерывных конфликтов, в результате чего Бенин пользуется печальной славой «кровавого Бенина».
Однако страны на побережье и вблизи него смогли перестроить свои институциональные структуры и создать прочную власть. Так, например, в Сенегамбийском регионе традиционные политические структуры подверглись глубоким преобразованиям. На смену монархии Божьей милостью, которая отделяла обладателя от своих подданных и передавала власть его представителям, пришла автократия. Хотя такая система, опираясь на значительную централизацию власти, неизбежно порождала злоупотребления, однако именно она позволила сдерживать работорговлю в «допустимых пределах».

Расположенное у побережья государство Аква воспользовалось из своих коммерческих отношений с работорговцами для утверждения своего господствующего положения в этом регионе. Контролируя внутренние пути, она могла оказывать давление на коммерческие операции. В конце XVIII столетия она собирала со своих соседей большие налоги.

Появление Аква не было исключительным явлением. Такого же поразительного развития благодаря торговле с европейцами приобрело государство Денкиера в западной части этого «золотого побережья». Посредническая деятельность давала немалые доходы. Она создала мощную армию, позволяющую облагать налогами Конфедерацию Ашанти, часть провинций которой решила объединиться против своего могущественного соседа.
Ашанти добились политического и духовного единства в конце XVII века. Позже, после ряда победных походов против Денкиеры, конфедерация воцарилась на главных путях торговли золотом и открыла путь на побережье. Для управления новыми территориями она создала бюрократию, которая своей кротостью только усиливала центральную власть.

НЕОПРАВДАННЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ

Несмотря на упомянутое африканцы не всегда повиновались работорговле. Многочисленные местные вожди делали все, что могли, чтобы положить этой торговли конец. Часто начинались восстания рабов. В крови были утоплены восстания 1724 и 1749 годов на острове Горе, 1779 году в Сен-Луисе и 1786 году в Галаме.

Сопротивление против работорговли пытались организовать многочисленные вожди и жрецы. В 1673- 1677 годах мавр по имени Насер Эддин завоевал королевства Фута, Вало, Жолоф и Кайор, ведя настоящий крестовый поход против местных правителей, причастных к работорговле. Только после репрессивных действий, к которым прибегла пост-Фактория в Сен-Луисе, старые режимы были возвращены к власти. В 1701 году повелитель Кайор и Бавола Лацукабе захватил корабль работорговцев и отпустил его лишь за большой выкуп.

Деятельность короля Дагомеи Агаджи отмечалась решительностью мероприятий и двусмысленностью целей. Проложив в 1724 году путь на побережье, он принял меры по ограничению работорговли в своем королевстве. Европейцам было запрещено загружать товары и покидать территорию страны без разрешения короля. Постоянно удерживая на побережье войско, Агаджи сделал из работорговли королевскую монополию и повышал цены на рабов, чтобы иметь большую выгоду. В условиях, касающихся продажи, он давал указания относительно нужных ему товаров, а также по количеству рабов, которое он считал достаточным для обмена. Чтобы привести его в чувство, европейцы вооружили короля Ойо и побудили его к нападению на Агаджи.

Однако какие бы славные не были многочисленные попытки, они не смогли положить конец работорговли. Те африканские вожди, которые относились враждебно к торговле рабами, не могли создать против нее общий фронт. Вслед за ними пришли марабуты, подстрекавшие местное население принять исламскую веру, единственно способную обеспечить спасение. В 1725 году марабутская революция одержала победу в Футе Джаллон, в 1776 году наступила очередь Футы Торо. В 1787-1817 годах Усман Дан Фодио основал теократическое государство Сокото. Однако ни те, ни другие не смогли прекратить работорговлю, которая исчезла лишь в конце XIX века.

В это время все политические объединения потеряли свою целостность. Нечетко очерченные в географическом плане, они сочетали в себе два недостатка — неравномерность заселения и демографический упадок. Гнетущий авторитаризм господствующей аристократии в сочетании с политической изоляцией, социальной дискриминацией и крайней нетерпимостью повсеместно вызывали состояние постоянной напряженности, которая не способствовала появлению миролюбивых обществ. На время, когда рабство уже отмирало, эти общества стали чрезвычайно слабыми и уязвимыми перед лицом колониализма, который взял эстафету работорговли.

Автор: Баэ Гуес.


Posted in История Африки by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика