Сесиль Родс — метеор африканской земли

Сесиль Родс

Бедный парень, больной на сердце, и на легкие. Отец — священник небольшой английской деревни, жил надеждой, что когда-то увидит сына также священником. А тут врачи предсказывают ребенку несколько недель жизни. Разве может еще спасти его ласковый, сухой, чистый воздух Южной Африки. Но это стоит дорого. Родители собирают последние средства, отдают семнадцатилетнему парню 170 фунтов шиллингов и высылают его в 1870 году на дальний юг. Поехал. Осел в Натали. Здесь лечится, купается в лучах южного солнца. Когда пошел на улучшение, не возвращается домой, может от страха перед смертью, а может из-за привязанности к этому краю, который вернул ему жизнь. Сначала зарабатывает на хлеб на плантациях кофе, а дальше, ища легкого для здоровья занятия, едет в 1871 году в земли буров, в Трансваль и оседает в Кимберли, окраина которой уже тогда была известна своими рудниками с бриллиантами. Берется за эту работу, но лопата, крюк, сито и кусок хлеба и воды слишком тяжкие для него. Он переезжает в крупнейший в мире центр торговли золотом — в Йоханнесбург.

Странные были тогда времена. В 1867 году голландец Никерк продает в Лондоне бриллиант неслыханного доселе веса, 42 и пол карата, который достался ему в руки за бесценок от вождя одного бушменского племени. Этот крупнейший в мире и самый чистый бриллиант получил название «Звезда Южной Африки». В том же году около Лиденбурга и Тати открыто золотоносные жилы.

Мир уже с давних времен знал, что в Южной Африке есть бриллианты. Много было уже таких, которые рылись в пустынных песках, но это было не легко, потому что найденные драгоценности были редки и малы. Многие жители сидели на тех богатых местах, и не знали золотоносных скальных пустынь и целыми десятилетиями не обращали на это внимания. И только два открытия 1867 года тронули жадность людей. Казалось, что вся округа Йоханнесбурга, а главное голые пустынные подножия гор Вит-ватер богаты золотоносными песками.

Поэтому не удивительно, что вскоре были здесь уже новые тысячи людей жаждущих обогащения, которые разбивали скалы с неслыханной подвижностью. Земли покупали массово. Пропал покой среди местных бурских фермеров; только недавно небольшой городок Йоханнесбург рос бешеными темпами, каждую неделю стоилось до 200 новых зданий. Росли как грибы после дождя новые улицы, телеграф, банки, гостиницы, клубы, салоны, росли так, что этот небольшой еще недавно городок имел в 1885 году уже сто тысяч жителей. Главным очагом была биржа, объемом своих золотых и бриллиантовых соглашений превосходившая ведущие биржи Европы. Слово «Африка» становится полным очарования для государственных мужей, политиков, биржевиков и растущие тысячи авантюристов и грязных спекулянтов, разбойников, уголовников, путешествуют в страну жары, песков, в страну такого чистого и жидкого воздуха.

Жажда наживи гонит их с лопатами, крюками, топорами. Каждый пытается закупить хоть сто метров земли, спешит, потому что одна минута может сделать его богачом. Работают голые, один недалеко друг от друга, смотрят на друг на друга глазом скота, чтобы сосед не вышел за свои границы. Никто не даст другому охлаждающего напитка, пусть скорее погибает враг. Лихорадочно горят виски, спешно врываются пальцы в песок, беспокойно бегают покраснелые глаза, жажда курит-жарит, потные лица не имеют времени на улыбки.

Американцы, азиаты, европейцы, белые, желтые и черные расы, все без исключения: преступники и люди отчаяния, богачи и бедняки — все здесь одинаковые. Сегодня копает еще бедняком, а завтра он богач, или может, погибнет от удара солнца, может, растреплет его нервы, высохнет мозг или сломит лихорадка. А ночью под шатрами странные сны, а там за скалами смеются гиены. Сколько погибло здесь людей? Зачем кому это знать, погиб кто от малярии, может с отчаяния разбил себе голову об скалу или разодрала его гиена. Важнее те, кто стал сразу богачом.

А в городе? Те, кому повезло — наслаждаются, купаются в винах, покупают роскошные вещи, за найденное в песках счастье, продают душу, честь, жизнь, другие торгуют золотом и бриллиантами, хитрят при звуках безумной музыки, зарабатывают и тратят, нападают, разбивают. Богатство переливается из рук в руки; один богатеет, второй завершает отчаянием, потому как потерял все свое имущество. Все же немало между ними счастливцев. Вот бывший цирковой клоун Барнато зарабатывает бешеные деньги на бирже. Становится на несколько лет самым богатым белым африканцем. В конце тратит все и кончает самоубийством. Вот простой «бедный еврей» Байт доходит до миллионных состояний. И таких много.

Так вырастала в недавней еще пустыне разгульная жизнь, величие разврата вместе со своими товарищами — несчастьями. Дороговизна росла безумно, но все можно было достать за деньги. А между тем строились железные дороги из Кейптауна в Наталью с бешеной скоростью. Каждое европейское государство старается захватить хоть часть незанятых еще земель. Интригам нет конца. Но никто не имел отваги. А именно войти силой в независимый край буров, в Трансваль, в эту ячейку золотых сокровищ. Надо идти коварством, подкупом. А можно было, потому как бурское правительство, правительство богатых, но не слишком образованных крестьян — было беспомощно.

И именно в период наибольшего разгона человеческих страстей является Сесиль Родс. Здоровье не позволяло ему искать счастья в пустынных песках, больное сердце велело беречься чрезмерных потрясений, но страсть обогащения не спит. Он берется за дело. Сначала только присматривается, дальше берется за дело холодно, рассудительно. Он спекулирует на бирже, играет осторожно, ловко. Держит руку больше с евреями, а не с разгульными забияками. Между ними находит друзей. Все же он англичанин, а они евреи. Поэтому живет с ними, но издалека, особняком. И вот этот, еще недавно больной, убогий парень, овладевает биржей, становится биржевым гением, первым между самыми заметными биржевиками, первым богачом.

Но он, гордый гражданин мировой Империи, не довольствуется богатством, он хочет стать во главе развития империи. Знает, что для этого нужны знания. Поэтому возвращается в 1875 году с драгоценностями в карманах в бабушку Англию и поступает в знаменитый оксфордский университет. Но играет дальше на европейских биржах. Одновременно дружит с упомянутыми уже миллионерами: бывшим клоуном Барнато и евреем Байтом, и формирует с ними союз для выкупа золотоносных жил. Это был его самый высокий пункт ко второму акту его драматической жизни, к созданию английской империи в целой Африке, а себя диктатором, некоронованным императором, вторым Наполеоном.

Увлекаясь идеями пропагандиста британского империализма, оксфордского профессора истории Силея, что развитие и сила Англии может опереться только на законе территориального распространения, принимает эту теорию целью и законом своей дальнейшей практической жизни. Распространение — говорит он — это все то, в чем нуждается история. Земля ограничена, поэтому задачей нашей будет взять так много с нее в свои руки, сколько только можно.

Используя свое богатство и знание африканских обстоятельств, он имеет возможность легко войти в высокие, правительственные круги и доходит до того, что получает правительственный документ, который дает ему право занимать от имени правительства для государства новые, еще никем из европейцев незанятые страны, ими управлять и их эксплуатировать.

Продолжение следует.

Автор: М. Творидло.


Posted in История Африки by with 1 comment.

Pingbacks & Trackbacks

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика