Марокко — за великим Атласом. Часть первая.

Марокко

Марокко долгие времена было скрыто перед глазами Европы. Марокканцы — гордые и самодовольные — упорно хранили свою землю от любопытных глаз и рук европейцев. Эта страна, которая подле новейших и цивилизованных жизненных форм, сохранила свои древние варварские обычаи и порядки. Марокканские правители выстроили величественные города, палаты и крепости, занимались и наукой. Закладывали и наделяли имуществом университеты и другие школы в те времена, когда и в Европе появились первые высшие школы (в XII и XIII веках). Когда-то они имели мощные армии, а их флот плавал по европейским морям. Марокканцы гордились, что не только их князья происходят от Бога, но и сами они потомки святых.

Но в последних веках Европа шла вперед неудержимым шагом великана, а они отстали. Половина населения живет до сих пор первоначальной пастушьей жизнью. Под поверхностью ориентальной жизни заметны и европейские влияния. Мирную жизнь населения часто прерывают восстания и войны. Еще в начале 20-го века помним большую войну марокканского вождя Абд эль Крима, который во многих битвах победил испанцев и чуть не прогнал их совсем из Африки. Нанес также немало хлопот французам. Есть страны в горах Атласа, где жители все еще бунтуют против французов. А в окрестностях Сахары еще всадники-кочевники, на лошадях и верблюдах, которые не признают чужбинной власти и приносят французскому правлению немало хлопот.

Автор этого описания, англичанин Скотт О’Коннор, выбрался в обществе нескольких французов в путешествие по Марокко.

Многие дороги через горы Атласа находятся в руках горных племен. Главный путь в Сахару — это Королевский путь. Ведет из города Мекнес через средний и большой Атлас и долину рек Муля и Зиз к оазису Тафилялету, колыбели нынешней династии и цели всех путешественников по Марокко.

С Мекнеса в город Азру, где живут марокканцы и бедуины, путь для каждого открыт. Здесь есть корчмы и рынок, где торгуют евреи. Но в кедровых лесах, через которые проходит дальнейшая дорога, все еще надо остерегаться. Когда автомобили путешественников едут туда днем, встречают по дороге берберийскую стражу с заряженными ружьями. Ночью следят там конники.

За полосой лесов тянутся холмы погашенных вулканов, а дальше горы Атласа, покрытые снегом. Снег тает на них вплоть до весны. Этот «Королевский путь», что скоро станет одной из главных артерий северной Африки, продолжается снова через кедровые леса. Сквозь ветви и листья видна длинная и блестящая цепь высоких верхов Атласа.

От крепости Ицер начинается страна совсем другая. Здесь уже край скалистый, неурожайный, а река Муля, имеющая много воды, когда тают снега на Атласе, — летом едва живет. По берегам реки находятся скалистые шпили. Здесь уже слышаться дыхание самой большой пустыни на свете — Сахары.

Путник, путешествующий по этому пути при восходе или закате, увлекается странным заревом, в котором тонет мир вокруг. При этом свете все предметы выглядят изменеными.
Только раз в истории перешла европейская армия из Марокко через Атлас, а именно римские легионы из города Волюбилис в сторону Сахары. Старый это путь. Ходили ним караваны, нагруженные дактилем и марокканской кожей, с золотым песком и страусиными перьями. Другие нагруженные хлебом, маслом, предметами роскоши и ежедневной потребности. Туда же ворвались к краю арабы, фанатичные мусульмане.

От города Керанди ведет путь вдоль реки Зиз. Она в дальнейшем теряется в песках пустыни. Долина реки очень живописна. По обеим сторонам возвышаются высокие, голые скалы, от ветра и дождей, мороза и бури они потрескались и покрошились. Вдоль реки расселись укрепленные села — «республики», гнезда славных вождей. О мире и войне решают в этих селах духовники.

Каналы, наводняют поля и огороды, берут воду из реки. Под горячим африканским солнцем выглядывают высокие башни сел-крепостей очень фантастически, но жизнь в них не имеет ни красоты, ни силы. Темные улочки, подобные туннелям, не пропускают света. В одном углу видите конюшни и салоны, те и другие темные, как ночь. Рядом дом молитвы, построенный с неотесанного дерева и грубого кирпича с высушенного болота. В таких святынях найдете все, чего требует обряд. «Святая святых» обращена к Мекке, святого места паломничества и путешествий всех верных мусульман. С минарета призывает имам (магометанский духовник) своих верных к молитве, потому что мусульманин, молится в святилище, или в пустыне, и и никогда не отступает от обряда своих предков.

Войт и вождь (в одном лице) такого жилья имеет дом, конечно, выше соседних и гостеприимную комнату, увешанную пестрыми коврами, где принимает гостей с большой церемонией, которая от древности одинаковая. Далее от этой местности опасно пускаться в дорогу, разве в обществе купеческого каравана или военной охраны. Наши путешественники ехали целым караваном. Не взяли с собой мулов и верблюдов, только автомобили, вооруженные ружьями.

За городом Ксар эс Сук простиралась твердая и гладкая пустыня. Автомобили, до сих пор ехавшие гуськом, теперь разбежались. Мчались как вихрь через пустыню и скоро доехали до Эрфуда, главного города страны Тафилялету. Здесь река Зиз соединяется с другой и наводняет ряд оазисов. Воды этих двух рек, при помощи сетки каналов дают жизнь этой окрестности, без них она была бы мертва. Хотя вокруг пустыня, жженая солнцем и бесплодная, здесь в оазисах кипит жизнь, здесь живет горячее племя.

Их деревни — это ячейки, где отдыхают караваны, где встречаются бунтари, изгнанники, разбойники, которые нападают на караваны и спокойные купцы, вожди, хитрецы и политики, люди меча и книги; евреи, веками терпевшие унижения и теперь хотят прихода европейцев, которые обеспечили бы им покой, благополучие и власть; марокканские князья, живущие здесь в изгнании, вдали от своих дворов; шпионы и невольники, что в их мрачных глазах не пробивается никакая надежда на лучшую долю.

Вся эта разнородная жизнь лежит перед глазами путешественника, начиная от крепости Эрфуд, что ее пушки смотрят на далекие пустыни и оазисы, готовые в любую минуту сеять уничтожение…

Нет здесь большого уважения к чужакам. Им не свободно войти в город, где живут берберы. С той части города, где живут французы, а не решится никто выйти за городские стены, как начнется вечер. Это новый город Эрфуд построенный на берегах реки. При восходе и закате солнца сходят к реке еврейки, чтобы набрать в свои кувшины воды. Они непохожие на других. Они тени забытых предков. Одетые в красные туники, на голове носят маленькую подушинку. Председателем их общины есть является Давид. Его товарные дома растут с каждым днем, его агенты и посланники есть везде. Нет дверей в Марокко так сильно закрытых, чтобы еврей не мог их открыть, хоть как его здесь не преследуют.

Автор: В Коннор, 1933 год.

P. S. А вообще марокканцы помимо земледелия, торговли и многих других исконных африканских промыслов, могли бы освоить и какие-нибудь современные ремесла или занятия, например, ту же химчистку мебели на дому, вот как на сайте http://mactailor.ru/cleaner или еще что-нибудь такое.


Posted in Путешествия по Африке by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика