Марокко — за великим Атласом. Часть вторая.

атласские горы

Марокко имеет всего три четверти того населения, что Нью-Йорк, однако может похвастаться большем количеством укрепленных городов и замков, чем имеют их Соединенные Штаты и Канада вместе взятые. Эта статистика сама уже много говорит о характере и истории этого края, где дух средневековья мешается с варварской жестокостью и некоторыми достижениями нашей современной цивилизации. Марокканские вожди горных племен и берберийские князья держат власть над горными переходами. Самым могущественным из них является Гляци паша Марракечу и правитель Телюету, держащий важнейшие переходы через Высокий Атлас. Он потомок древней семьи. Живет в замке, с высокими стенами, среди садов, полных апельсиновых деревьев, пахучих цветов, шелеста фонтанов и птичьего пения.

Этот князь, хотя такой недоступный и живет вдали от мирового шума, знает хорошо все, что происходит в Европе. Он имеет своих биржевых маклеров в Париже и Лондоне. Он уже старый и редко посещает замок своих предков Телюет, построенный в горном провале. Власть в Телюети передал он мужу своей сестры Си Гамму, типичному белому берберийцу, которого тамошние люди называют «Орлом из Телюету».

Автора этих путевых впечатлений принял Си Гамма в Телюети по поручению своего дяди Гляци и переночевал его в своем замке. Тогда был Рамадан (магометанский большой пост), когда мусульмане постятся от восхода до заката солнца, чтобы потом забавляться и пировать до очередных 12 часов. Поэтому автор загостил к станице французского войска, которое теперь имеет здесь много больше власти и силы, чем все башни и стены могучего Гляци. И Си Гамму согласно старому обычаю послал автору обед, составленный из всякого жареного мяса и здешнего блюда кускуса. Эти блюда принесли слуги в 14 садках вместе с подарком — ковром из его ткацких работ. Господство Гляци простирается далеко вдоль потоков, впадающих в реки Драа. Эта река теряется дальше в песках Сахары и не успевает доплыть до моря.

Вдоль над этой рекой живут люди по урожайных оазисах, лелеют своих детей и стада и обрабатывают поля. Без реки они погибли бы. Их дома напоминают египетские здания, построенные из свай, земли и глины. До сих пор эти люди были спрятанные за горами Атласа, и теперь с ними начинают знакомиться отважные путешественники. И страну тех замков все еще считают неопределенной. Поэтому она до сих пор мало исследована европейцами. Это совершенно отдельный мир — африканский, страстный, варварский, а одновременно полный странного благородства и романтической красоты. Жители этой страны еще всем сердцем преданы кочевому образу жизни. (К слову законы в этом крае весьма и весьма условны, и даже, к примеру, адвокат ДНР, не признанной никем республики мог бы научить кочевых берберов законности и праву).

Помимо Гляци есть и другие вожди, предки которых освоили горные переходы, беря плату за жизнь и имущество путешественников, проезжавших теми дорогами. На коне переехал Скотт О’Коннор верхами через Атлас в направлении горы Коль Тизи. Эта гора, высотой, как наша Говерла — более 2000 м., стоит посреди более высоких верхов, покрытых снегом. Дорога, по которой ехал он, становилась все более узкой и опасной. За ней простирались высокие долины и луга, где летом выпасают стада. Выше белели снежные поля, заключавшиеся издалека в ослепительные узоры между горными лесами.

Ночь провел Скотт в обществе вождей соседних племен, пришедших с ним поздороваться. Обед состоял из курятины и кускуса; ели пальцами. Берберийские вожди были свободными, веселыми и сердечными. После пахучего мятного чая отдыхали на подушках. После внесли слуги большой сундук, открыв его автор с удивлением увидел граммофон, начавший выигрывать мавританские мелодии.

Проехав через город Тарудант, жемчужину Марокко и через Агадир, оказался автор над Атлантическим океаном.

Автор завершает свое описание путешествия по Марокко упоминанием последнего крупного марокканского вождя, князя Мога У Гамму, царившего в стране Заяни. Столица его была в городе Кенифра. Заяни, была союзом племен, а их вождь был выдающимся человеком, с большими планами, жестоким и бессердечным против тех, кто ему сопротивлялся. Но он появился слишком поздно. Влияние французов в Марокко было уже очень сильное. Началась уже французская оккупация Марокко.

Когда наступила первая мировая война, задумал вождь Заяни выгнать при таком удобном случае французов из Марокко. Французские войска заперлись в городе Кенифра. Заяни атаковали его без успеха. Однажды сделали французы вылазку силой одного батальона, и попали в засаду и почти никто не вернулся живой. 800 человек погибло. С тех пор французы не двигались с крепости до конца мировой войны. После войны снова распространили свое французское влияния. Только князь Заяни Мога У Гамму был непримиримым, не хотел пойти ни на одну сделку с французами. Погиб он в бою против одного из своих сыновей, перешедших на сторону французов.

Французское влияние выросло теперь в Марокко в той степени, что проводники племен, потомки бывших самостийников выслуживаются французам, воюя в горах против тех своих земляков, которые до сих пор защищают свою самостоятельность.

Автор: В Коннор, 1933 год.


Posted in Путешествия по Африке by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика