Момбаский тормоз

Гамак

Есть такая страна в Африке, называется Кения. Все знают, что в ней чего только не водится: и носороги, и львы, и жирафы, и слоны, и страусы, и крокодилы. Но почти никто не знает, что в Кении водится еще и поле-поле. Причем только на побережье Индийского океана, на курорте Момбаса. После сафари, подъемов до рассвета и бесконечных гонок на джипах Момбаса выглядит скучно, как пустой обеденный стол. Мелкий белый песок, теплая чистая вода, кокосовые пальмы, вереница роскошных отелей. Медленно накатывают на берег волны, медленно раскачиваются пальмы, медленно движутся вдоль бассейна разморенные курортники.

Бегают и суетятся только «охотники», вернувшиеся с сафари, но и они через два-три дня успокаиваются. «Поле-поле», — многозначительно кивает черный официант. «Где? Ничего не вижу!» Но он не отвечает и неспешно удаляется, высоко подняв серебряный поднос с горкой банановой кожуры. Все происходит очень медленно. Если за ужином заказываешь пиво, его обязательно принесут к десерту. Если попросишь полотенце у бассейна, его принесут, когда ты и так высохла. В общем, все африканское население ведет себя так, словно впереди у тебя целая вечность.

Весь день я занималась тем, что, валяясь в шезлонге на балконе, пуляла в мартышек косточками авокадо и пересчитывала кокосы на соседних пальмах. К вечеру не выдержала и отправилась в пляжный бар Pirates. Мне рассказывали, что в него по пятницам съезжаются со всего побережья европейцы — проводники и покорители Килиманджаро. Захотелось посмотреть на настоящих мужчин, которые живут на всю катушку и готовы в любой момент штурмовать вершину.

Хотя настоящих мужчин в баре было много, вид у них был вовсе не героический. Все они лениво потягивали ром с колой и нехотя беседовали с кенийскими проститутками. Весь их облик говорил, что спешить им некуда, все и так успеется.

На следующий день я все-таки решила что-нибудь предпринять. Как раз «пляжный человек» пристал с предложением порыбачить. А я так давно мечтала съездить на глубоководную рыбалку! (К слову для подобной рыбалки не помешало бы даунриггер купить). Плыть вместе со мной согласились еще четверо туристов, до того момента праздно считавших кокосы. Встретиться договорились в 5 утра.

На экваторе светает около семи, поэтому мы сидели на песке в кромешной тьме. Шел дождь. Штормило, волны с шумом обрушивались на берег. «Рыболовного менеджера» в условленном месте не было. Он появился, веселый и пьяный, когда наше терпение уже лопалось, и, смеясь, сообщил, что капитан прошлой ночью перебрал и разбудить его не удалось. Но удалось найти другого капитана, который тоже всю ночь пил, но все-таки смог встать, хотя и без особой радости. Волноваться не стоит, успокаивал «менеджер», потому что «акуна матата» (что в переводе с африканского языка суахили значит «нет проблем»).

Капитан и вправду был мрачен. К тому же качало наш катер нещадно. Стало светать, самое время для клева. Но рыба упорно не ловилась. Вытащили двух существ, похожих на скумбрию, про которых капитан сказал, что это тунец. Увидев наши скептические взгляды, он предложил отправиться за коралловый риф. Там, конечно, штормит еще больше, зато рыба крупная, одни голубые марлины. При этих его словах качнуло так, что мы все упали на дно. Рыбак заметно повеселел и запел африканскую песню «Акуна матата» — верный знак, что у кенийца хорошее настроение. Основной смысл песни — в Кении всегда все хорошо, а главное, что есть в Кении, это отсутствие всяких проблем.

Катер взял курс в сторону рифов. Все ближе была белая полоса, за которой метались огромные волны. И тут мы решили: «А ну его, этого голубого марлина».

Когда подплыли к берегу, солнце светило вовсю. Шторм кончился. Капитан был по-прежнему весел. Во мне же боролись два чувства — с одной стороны, счастье от того, что мы наконец рядом с сушей. С другой стороны, мы же целых 120 долларов заплатили за этот катер, но так ничего и не поймали. «Bad luck!» — как-то уж слишком радостно произнес капитан, кивнув на двух рыбешек, валявшихся на палубе… Мы вывалились из катера и побрели по мелководью к берегу. Капитан ткнул меня в бок и сказал: «Поле-поле». «Какое такое поле? — сурово спросила я. — Тут океан. Нечего из меня дуру делать». «Поле-поле» на суахили означает «медленно-медленно», в смысле «спешить не надо», -ответил капитан. «Поле-поле, поле-поле», — повторяла я про себя. И вдруг поняла, что действительно некуда спешить. Подумаешь, сегодня не повезло, так повезет завтра. Вообще спешить нечего.

Оставшееся время отпуска я валялась у берега и меланхолично считала кокосы. Мне было хорошо. И рыбачить я больше не поехала. Зачем спешить? Впереди — целая вечность. Еще успеется поймать голубого марлина, грузного тунца или познакомиться с покорителем Килиманджаро.

Автор: Ольга Маурина.


Posted in Путешествия по Африке by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика