Воспоминание о путешествии в Гвинею

Гвинея

Мне дважды пришлось побывать в Африке: первый раз ранней весной 1961 года, на очень уютном советском теплоходе «Эстония», и второй раз — в декабре 1982 года. В морозную ночь ИЛ-18 взмыл в бездонное небо, а вечером мы были почти у экватора, на другом континенте.

Я не буду останавливаться на всех впечатлениях, которые быстро сменяли друг друга: посадка в заснеженном Белграде, полет через Средиземное море. Но вот и Африка. Поворот влево, и самолет садится на рабатском аэродроме в Марокко. Здесь лето, к нашему красавцу ИЛу подъезжают красно-желтые цистерны с горючим, и смуглолицые, в красных фесках с черной кисточкой, марокканцы заправляют его для дальнейшего пути. Отдых окончен. Изящная, в черном костюме и такой же пилотке служащая рабатского аэродрома приглашает нас занять места в самолете. (К слову уж наверняка подобная поездка в Африку не менее увлекательна, чем, к примеру, золотой треугольник Индии туры из Москвы и других городов).

Летим над океаном. Справа остались острова Зеленого мыса, приближаемся к Дакару — столице Сенегала. Вот и остров Горэ, или, как его называют, остров слез. Здесь томились африканцы-невольники, и отсюда корабли работорговцев увозили их в Европу и Америку.

Летим дальше, к экватору; начинает темнеть, большое красное солнце, как бы немного задержавшись над горизонтом, медленно уходит за линию океана. Вдали замелькали огоньки, вот уже Конакри — столица молодой Гвинейской республики. Африканская ночь начинается рано, солнце село, и быстро темнеет. Двенадцать часов — день, двенадцать — ночь.

Выходим из самолета, сразу охватывает душно-жарким воздухом. Много встречающих. В самолете нашими спутниками были специалисты, направляющиеся в молодые африканские республики — Гвинею, Мали, Гану. Было много ребятишек, которые с мамами летели к папам: декабрь очень благоприятный месяц для европейцев в Африке. Наконец все формальности окончены, едем в город. За окном автобуса мелькают фонарики, освещающие торговцев бананами, апельсинами и разной снедью. Светятся огни очагов, на которых готовится семейный ужин. Вся жизнь на улице.

Рынок в Конакри

Разместившись в гостинице, всей группой пошли к океану. Я с большим удовольствием показывал товарищам знакомые улицы засыпающего города. Светила луна, и мы проходили как бы по туннелю, под кронами могучих манговых деревьев. Сюда даже днем не пробиваются и прямые лучи африканского солнца.

Вот и чудесная конакрийская набережная. Она очень благоустроилась после провозглашения Гвинеи республикой. К океану наклоняются высокие пальмы и таинственно легкие по контуру громадные сейбы. Садимся на скамьи, всматриваемся и вслушиваемся в ночной океан. Вдали, на рейде мерцают огоньки судов. Как далеко мы залетели!

конакрийская набережная

Первый день в Конакри запечатлелся в памяти. Все необычно, мы первые туристы, которых обслуживает Гвинейское управление туризмом. Раньше все это было в руках французов. По улицам города большое движение автобусов и автомобилей.

Конакри — это прежде всего морской порт и аэропорт, оснащенный современной техникой. Мы в порту. Много кораблей отшвартовано у причалов, одни разгружаются, другие под погрузкой. Везут из Гвинеи главным образом бокситовую руду, которая лежит на пристани холмами. Ее подвозят в порт по железной дороге, и транспортеры непрерывным потоком гонят ее в трюмы судов. Грузят бананы. Грозди их зеленеют под большим навесом. Их ловко упаковывают в бумагу, оставляя не закрытыми противоположные концы, и также грузят конвейером транспортеров или грузчики на головах несут упакованные тюки в чрева теплоходов, которые повезут эти чудесные плоды к далеким берегам.

Гвинея

Вот причал, у которого стояли раньше и наша «Эстония», и теплоход «Урицк», который когда-то выгружал здесь автомобили.

Около музея, в тени пальм, разрозненными глыбами лежат обломки разрушенных памятников французских губернаторов. Здесь собираются стайки ребят, и взрослые рассказывают им о мрачном прошлом своей родины.

…Невероятная яркость одежд, непривычные для наших глаз способы носить всевозможную поклажу на голове. Дети привязаны к спинам матерей, и что удивительно, малыши с голой головенкой, под прямыми лучами солнца, тогда как его мать идет с красиво повязанной платком головой, да несет еще поклажу на голове. Вороха бананов и апельсинов, орехи кокосовые, кола, оранжевые плоды манго, корнеплоды маниоки и много всякого незнакомого для нас.

Гвинея

Но вот нам сообщают нашу программу. Мы едем в глубь страны, наш маршрут — Киндия, Маму, Далаба и Лабе.

…Равнина постепенно переходит в предгорье, и дорога начинает петлять между невысоких густо-зеленых гор. Иногда дорогу перебегают семейства обезьян. Детеныши, вроде всадника, скачут на спинах своих мамаш, а обезьяний вожак, что-то полулая, полувизжа, подает им сигналы.

Около Киндии осматриваем водопад. Их тут очень много, недаром Гвинею зовут «водонапорной башней Африки». С горного массива Фута Джаллон начинают свой стремительный бег многие реки. По дороге, в деревнях в выдолбленных из тыквы сосудах женщины продают ослепительно белую простоквашу.

Водопад на плато Фута-Джаллон

…Лента асфальта давно позади. Она идет только до Киндии. Дорога красного цвета — это цвет почвы, так как в ней много бокситов и железа. По обочинам дороги стеной стоят пропыленные сухие высокие травы. При встречной машине нужно быстро закрывать все окна, дышать трудно от пыли и жары. Все выше в горы, вот и Далаба. Это местечко называют гвинейской Швейцарией.

Далаба в Гвинее

В Далабе комендант пригласил нас на концерт. Соревновались два самодеятельных коллектива. Под ритмичные звуки тамтамов, по очереди, то группа девушек, то группа юношей показывали свое самобытное, чудесное, невиданное искусство. Яркие впечатления сразу искупили все трудности пути.

На другой день знакомимся с кустарями-ремесленниками. Прямо на улице воткнуты в землю палки, ткач, натянув нити вдоль улицы, ткет неширокую ленту полотна (белая ткань с несложной полоской синего или черного цвета). В мастерской кожевников народные мастера искусно выделывают разные поделки из кожи. Оплетают цветными полосками бутылки, шьют сандалии, большей частью, видимо, как сувениры, но и для местных жителей. В темной, прохладной мастерской ювелира нам показали тонкие филигранные украшения из серебра и золота — браслеты, серьги и другие украшения. На крышах домов рядами сидят огромные птицы, с голыми розоватыми шеями — грифы. На рыночной площади они безбоязненно снуют среди людей.

Гвинея

На обратном пути мы заехали на цитрусовую плантацию. Стоят правильными рядами апельсиновые деревья. Зрелые плоды, точно горящие фонари, сверкают на фоне темной зелени. Здесь же и мандарины, они вкуснее гвинейских апельсинов. Вот и поле ананасов. Среди остролистых пепельно-зеленых листьев коричневеют плоды ананасов с зеленым хохолком. Приятно вспоминать холодный ананасовый сок со льдом, который был основным напитком в нашем путешествии. Идем по длинным рядам банановой плантации. Громадные грозди созревающих плодов свисают к земле.

Усталые, пропыленные красной пылью, полные впечатлений возвращаемся в Конакри. Завтра рано утром вылетаем в Бамако — столицу республики Мали.

Продолжение следует.

Автор: В. Г.


Posted in Путешествия по Африке by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика