Свидание со львом

лев

Еще дома собираясь в ЮАР я точно знал: не смогу отказать себе в удовольствии потрепать как следует нервы и не поехать в «найт драйв» — на прогулку в ночную саванну. В открытом джипе с безоружным рейнджером. Предварительно дав в национальном парке расписку, что в случае нападения диких животных снимаю с администрации всю ответственность. Так я и поступил.

Дневные сафари мне быстро надоели — утомлённые солнцем обитатели буша — львы, буйволы и носороги, а также леопарды и другие представители африканской фауны лениво нежатся в тени редких деревьев. И лишь изредка поглядывают на туристов осоловевшими от нещадного зноя глазами. Зверью не до людей. Словом, такая поездка в буш вряд ли удивит и подарит внушительную дозу адреналина истинным любителям не тронутой цивилизацией природы.

Сафари

Наверное, я люблю живность так сильно, что иногда теряю голову. И вот в очередной раз потеряв её, я заказал себе ночное сафари. Причём попросил непременно показать львиный прайд. Хотел пообщаться с царём зверей тет-а-тет.

Кстати, стоит такое развлечение не так дорого — всего двести долларов на несколько человек (дневная поездка в буш обойдётся не намного дешевле). Правда, желающих составить мне компанию среди туристов не нашлось. Пришлось заплатить за тех, кто испугался. То есть купить индивидуальное сафари.

К моему желанию смотрители национального парка Крюгерсдорп, расположенного всего в шестидесяти километрах от Претории, отнеслись с неожиданным пониманием. Оказывается, на прогулки при луне со львами отваживаются редкие гости — большинство путешественников предпочитает наблюдать за животными днём из закрытых автомобилей. Поэтому отношение к смельчакам и ненормальным в заповеднике особое. Мне достался лучший белый гид Крюгерсдорпа со странным именем Япи. Проводник почему-то просил звать его просто «рейнджер». Великан двухметрового роста родился и вырос в саванне. Поэтому он знал её немного лучше, чем свои пять пальцев. Словом, мне повезло.

Когда Крюгерсдорп утонул в густой — на небе ни звёздочки — темноте, Япи посадил меня в дряхлый «лэндровер» без крыши и стёкол (на вид джипу было лет тридцать) и мы поехали прочь из лагеря. Разумеется, Япи не взял с собой ни карабина, ни винтовки. Единственная вещь, которую прихватил с собой из лагеря гид, был мощный фонарь-прожектор. Его свет «бил» на несколько десятков метров.

Первое, что поражает тебя, едва джип покидает лагерь, — ночная музыка буша. Тысячи разных звуков, которых раньше никогда не слышал, сливаются в единую мелодию. Слушать её можно даже при работающем двигателе — её невозможно не почувствовать кожей. Здесь всё предусмотрено, кажется, ещё один лишний шорох — и гармония будет нарушена. Наверное, симфонию буша не имеет смысла записывать даже на самые лучшие профессиональные магнитофоны — её нужно слушать в саванне. И обязательно ночью.

Ночная саванна

Когда из травы то тут, то там появляются десятки зелёных огней, — это загорелись глаза антилоп, а в нескольких метрах от джипа вдруг проносится туша буйвола. Только тогда вы способны понимать значение этих шорохов, трелей и свистов. Музыку буша нужно слушать только живьём. Иначе пропадает смысл.

Рейнджер легко ведёт джип в ночной саванне, выключив фары. Время от времени, не сбавляя скорости, он «зондирует» прожектором буш, и, не обнаружив главной цели нашего путешествия — львов, — продолжает поиски. Иногда он ослепляет антилопу и говорит мне название вида. Шокированное животное замирает, а потом быстро растворяется в темноте.

Я знаю — рейнджер непременно найдёт львиный прайд. У него просто нет другого выхода. Иначе потребую повторить вылазку в буш. Или будем колесить по саванне до самого утра.

Наблюдая за уверенным в себе проводником, догадываюсь — царь зверей где-то совсем рядом. Нас разделяет, может быть, километр, может быть, — два. Интуиция не подводит, и, в конце концов, Япи резко давит на тормоз. И тут же включает прожектор.

Львиный прайд

«Лэндровер» стоит посреди львиной стаи. Сколько здесь животных? Я с трудом справляюсь с элементарной математической задачей. Пять, семь, пятнадцать! Огромные кошки совсем близко. Для съёмки даже не понадобился мощный трёхсотмиллиметровый телеобъектив, который я взял в «найт драйв». Львов можно было снимать обычной оптикой!

Животные вели себя вызывающе — грозно рычали и крысились. Одна из самок, испугавшись за подбежавших к машине крошечных львят, подкралась к нам на расстояние полутора метров и приготовилась к прыжку. Мы замерли, ожидая худшего. Я только помню устремлённые на нас ярко-жёлтые, с зелёными зрачками глаза зверя. Не знаю, сколько прошло времени, — оно в тот миг остановилось. Но львица так и не прыгнула. Дождавшись пока другая самка по очереди оттащила малышей за загривок на безопасное расстояние, она медленно повернулась и гордо удалилась в саванну.

Только потом я понял, какому серьёзному риску подвергал и себя, и проводника. Ведь по правилам сафари мы не должны были останавливаться вне лагеря. Но проводник рискнул нарушить законы парка — мне удалось уговорить его устроить фотоохоту. Теперь я понимаю — нас могли без особого труда растерзать на куски. Здоровяк Япи в этой ситуации вряд ли бы что-нибудь успел сделать — вокруг машины мы насчитали около двух десятков взрослых животных!

Львы

Львы продолжали наблюдать за чужаками, вторгшимися на их территорию. Недовольство прайда нарастало. Проводник начал нервничать и намекал: пора уезжать. Мы снова играли со смертью. Игра явно затянулась. Но я забыл об опасности, рассказы о погибших в Африке фотографах и умолял рейнджера потерпеть ещё чуть-чуть — в кофре оставалось несколько кассет с фотоплёнкой. И продолжал снимать сохранявшее терпение семейство.

Прошло ещё немного времени, и львы, как по команде, расслабились, похоже, окончательно смирившись с нашим присутствием. Звери отвернулись от нас и занялись своими делами. Но тут не выдержал проводник. Япи заявил мне, что злоупотреблять терпением прайда больше нельзя, и повёз меня дальше в саванну.

Встретившееся нам по дороге стадо особо опасных буйволов уже не произвело такого сильного впечатления. Антилопы нескольких десятков видов, то и дело разбегавшиеся в стороны от машины, вызывали снисходительную улыбку. Я был пьян от выделенного измученным переживаниями организмом адреналина.

Автор: Дмитрий Баринов.


Posted in Животный мир by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика