Встреча со слонами

слоны

Как и многие, я пережил Африку давно, в детстве. Пережил в книгах Жюль Верна, Буссенара, позже — Ливингстона, Стенли, Экли. А потом она ушла, как казалось, навсегда. Я твердо знал, что не попаду, не увижу ее, как будто Африки и нет вовсе. И когда вдруг возникла возможность поездки в Кению, я мысленно сразу отбросил ее «за нереальностью». Однако своей чередой прошло семь месяцев, и с неотвратимостью явилось то раннее июльское утро в аэропорту Найроби и неяркое, затянутое белесой дымкой африканское солнце над головой. Я — в Африке! Ощущение нереальности бывало иногда очень сильным, особенно в заповедниках и национальных парках, при виде сотен и тысяч крупных зверей: антилоп, буйволов, зебр, жирафов, слонов, львов, носорогов. Это было как взгляд в далекое прошлое Земли. Мне хотелось бы рассказать о них всех, но для этого не хватит книги. Я расскажу о том, кто сразу и навсегда покорил меня, — об африканском слоне.

Первая встреча со слонами произошла в Уганде. Мы знали, что увидим их, мы внутренне готовились к этой встрече, и все же, когда вдруг на вершине холма обрисовался знакомый силуэт, и чуть позже, когда машина остановилась в двух десятках метров от спокойно стоящего гиганта, — мы замерли от неожиданности и восторга. Слон, крупный самец, казался неподвижным. Только вблизи можно было рассмотреть, что он слегка покачивается, перенося тяжесть тела с одной передней ноги на другую. Красновато-коричневую кожу его покрывала густая сеть мелких морщин, рельефно черневших в низком еще утреннем солнце. Непропорционально широкие уши тяжелыми свободными складками облегли плечи, маслянисто-желто поблескивали почти серповидно изогнутые бивни. Высокая, в рост человека трава едва доходила ему до брюха. Во всем облике чувствовалась сила, достоинство, непоколебимое спокойствие. Отзвук эпохи, когда человек еще не был человеком.

африканский слон

Несколько минут продолжалась эта безмолвная встреча, а потом неожиданно легко слон повернулся и двинулся прочь. Он ушел, но он остался в памяти таким, каким он стоял в то солнечное утро на вершине пологого холма, затерявшегося среди бесконечного моря травы. И хотя я потом видел много слонов — и в лесах по берегам озера Маньяра, и в сухой саванне Амбосели, и в тростниковых зарослях, и в кратере Нгоронгоро — этот, первый, занял в душе особое, ему одному принадлежащее место. И когда я думаю о слонах «вообще», мне стоит лишь закрыть глаза — и я снова вижу того, первого.

Африканский слон — самое крупное из современных наземных животных. Вес старых самцов достигает семи с половиной тонн, а высота в плечах — четырех метров. Вместе с тем слон поразительно подвижен, легок в движениях, без торопливости быстр. Он прекрасно плавает: над поверхностью воды в это время остается только лоб да кончик хобота, плывущего слона, и заметить-то нелегко. Еще более удивительна легкость, с которой слон преодолевает такие болотистые топи, где не пройдет ни одно крупное животное. Он не вязнет, даже погрузившись в трясину по брюхо: нога слона по своему устройству — совершеннейший механизм. Когда животное опирается на ногу, подошва ее расширяется, и как бы набухает, и опорная поверхность увеличивается почти вдвое. Но стоит слону «разгрузить» ногу, как она принимает первоначальную форму: суживается к концу. Такую ногу легко вытянуть из цепкой хватки болота!

африканский слон

В строении тела слона вообще многое поражает. Например, у большинства животных млечные железы расположены на брюхе. У слонихи же соски (их всего два) — на груди, между передними ногами, как у приматов и летучих мышей. Или хобот. В животном мире нет аналогов этому удивительному органу. Это не нос (как, вероятно, думают многие!), а скорее верхняя губа, сросшаяся с носом. Хобот для слона гораздо больше, чем для человека рука. С его помощью слон дышит, добывает пищу, пьет, защищается, выражает свои эмоции, избавляется от докучливых паразитов, купается. Слон, лишившийся хобота (а это не редкость: слоны часто попадают хоботом в петли, расставляемые браконьерами), обречен на голодную смерть. Известны случаи, когда такие слоны, страшно исхудавшие и жалкие, пытались пастись, ползая на коленях, но этого не надолго хватало. Единственное время, когда слон при еде обходится без помощи хобота, — это пора «золотого детства». Материнское молоко слоненок сосет прямо ртом.

слон и слониха

Поразительное зрелище — стадо слонов в лесу. Совершенно бесшумно они прорезают густые заросли кустов, будто тонут в них. Так и, кажется, что либо животные, либо кусты нематериальны: ни треска, ни шороха, ни движения листвы или ветвей. Вообще нужно сказать, что более универсальное животное трудно себе представить. И в горных лесах, и в открытых местностях, в саванне, слон чувствует себя превосходно. Ровным, внешне неторопливым шагом он покрывает в поисках пищи или уходя от опасности огромные расстояния, проходя за ночь десятки километров. Недаром охотники считают бесполезным преследовать потревоженное стадо слонов!

Среди старых охотников долго шел горячий спор: какое же из крупных животных Африки самое опасное. Претендентов на эту почетную роль было пять: лев, буйвол, слон, носорог, леопард. Охотники так и не пришли к единодушному решению. Но в национальных парках сейчас опасны только слоны. Последняя попытка льва броситься на автомашину зарегистрирована в кратере Нгоронгоро семь лет назад. Носороги иногда ведут себя агрессивно, но что может сделать носорог с хорошим автомобилем? Результат нападения — гулкий удар по кузову, от которого больше пугается само животное! Буйволы давно уже смотрят на туристов равнодушно, а леопарда сейчас и вообще не увидишь. Иное дело слон. Недаром в заповедниках посетитель, прежде всего, знакомится с правилами: «Не покидать машину! Не пересекать дорогу стаду слонов! Не подъезжать к одиночным слонам или к слону со сломанным бивнем!»

слоны

Насколько неуживчивы слоны-отшелышки, мы убедились на собственном опыте в знаменитом кратере Нгоронгоро. Далеко впереди мы заметили слона в окружении восьми носорогов. Конечно, такое зрелище нельзя было пропустить, и мы, оставив без внимания газелей и гну, устремились к слону. Он спокойно ходил у края кустов, но когда наша машина остановилась от него в сотне метров, резко остановился, слегка присев, раскинув парусами уши, уставился на нас. Еще секунда, и с пронзительным воплем, напоминающим одновременно визг плохо отрегулированных тормозов и звук пионерского горна, вскинув хобот, прижав уши и выставив вперед бивни, слон крупной рысью бросился к нам. Шофер — африканец, один из лучших егерей парка, без особой спешки дал задний ход, и слон сорвал злость на носорогах: не сбавляя хода, размахивая хоботом, он помчался к ближайшему из них. Носороги врассыпную разбежались и исчезли среди кустов. Туда же двинулся и слон, и долго еще до нас доносился его трубный боевой клич и над стеной кустов змеей извивался поднятый хобот.

Африканский слон не только самое крупное, но и одно из самых несчастливых животных. Его верхние резцы (а отнюдь не клыки!), известные всем бивни, а на языке торговцев всего мира — слоновая кость,— вот то проклятие, которое с незапамятных времен тяготеет над мирным гигантом. Пока в Африку не пришли европейцы с огнестрельным оружием, борьба велась «на равных»: гибли слоны, но и желающих (а главное — умеющих) добыть и доставить к побережью вожделенные бивни находилось не много. Слоновая кость была почти на вес золота. Поток любителей легкой наживы, устремившихся в Африку в конце 19-го века, разрушил идиллическое равновесие. Свалить слона из штуцера-экспресса дело нехитрое (правда, риск, конечно, есть — недаром слон входит в «большую пятерку»).

африканский слон

И десятки, сотни тысяч трупов стали гнить среди лесов и в саваннах, от Берега Слоновой Кости до Кении и Эфиопии, от Камеруна до Кейптауна. Бивни старого самца достигают иногда длины трех — трех с половиной метров при весе около ста килограммов каждый, а рекордная пара бивней имела длину 4,1 м и весила 225 кг! Но это — исключение. В среднем же каждый бивень давал всего около 6—7 килограммов полноценной слоновой кости. Тем не менее, через порты Европы прошли совершенно неисчислимые массы этого трагического товара. С 1888 по 1904 год только в Антверпен было ввезено 3 217 700 кг слоновой кости!

А дальше постепенно дело пошло на убыль. И не потому, что упала цена на слоновую кость. Просто сами слоны начали становиться редкостью. Раньше всего они были перебиты в саваннах, как раз те слоны, у которых бивни особенно мощны. А лучше всего сохранились они в недоступных болотах по долинам верхнего Нила и Конго, куда человеку дорога была закрыта самой природой. Около сорока лет назад бесконтрольная охота на слонов была официально прекращена. И хотя правительства африканских стран все эти годы охотно продавали лицензии на отстрел слонов богатым туристам, хотя огонь, а за ним трактор и плуг прошлись по первобытным степям и лесам и превратили их в бескрайние плантации кофе, хлопка, сахарного тростника, арахиса, — слоны как вид были сохранены. Правда, места на земле им осталось немного: спокойно чувствовать себя они могут только в национальных парках.

слоны

Но слоны — животные стадные. В область легенд перешли рассказы о многотысячных стадах, но и теперь они держатся компаниями по десять-двадцать животных. А один взрослый слон съедает до ста килограммов в день сочной травы, свежих побегов кустарника, зеленых веточек с деревьев. Подсчитано, что для пропитания одного слона в течение года нужна растительность с площади около 5 квадратных километров. Обычно слоны собирают то, что могут достать хоботом, и не причиняют больших повреждений растительному покрову. Но когда все доступное съедено, они начинают ломать деревья, чтобы добраться до верхних ветвей. И тогда там, где в течение суток паслось стадо слонов, остается неузнаваемо изуродованная земля.

Поэтому для слонов возможен лишь один образ жизни — кочевой. Каждый год стада по им одним известным маршрутам преодолевают огромные расстояния, возвращаясь на исходную точку через много месяцев. Только так может восстановиться нарушенная слонами растительность, чтобы снова послужить им кормом. Так было. Но сейчас слонам некуда идти — на их вековых тропах пасется скот, или растет кукуруза, или — еще хуже — разбросаны сделанные из тонкого стального троса петли браконьеров. И слоны вынуждены пастись «на пятачке».

стадо слонов

В национальном парке королевы Елизаветы (Уганда) на 1 квадратную милю приходится в среднем 7 слонов, да еще 40 бегемотов, 10 буйволов, 9 водяных козлов! Недаром в некоторых парках слонов приходится искусственно подкармливать, причем в качестве дополнительного пайка используются апельсины. Последствия такого перенаселения не заставили себя ждать. Слоны истребляют лесную растительность, земля лишается защитной тени, сказочно быстро вырастает густой колючий кустарник, знаменитый «буш». Так слоны сами разрушают учрежденный для их спасения заповедник — он уже непригоден для них.

И ведь они размножаются быстро. Правда, не так быстро, как люди, хотя жизненные сроки у слонов сходны с нашими: они достигают половой зрелости в 15 лет, а старость и смерть приходят к 60—70 годам. Но чтобы выносить слоненка, слонихе требуется 22 месяца, а затем в течение пяти лет она его выкармливает и обучает житейской премудрости. И все же стадо слонов растет: по подсчетам специалистов, в Африке сейчас слонов больше, чем 100 лет назад. Но теперь этот рост вместо радости внушает тревогу тем, кто как раз больше всего сочувствует этим замечательным животным.

Автор: В. Г.

P. S. А вообще было бы замечательно однажды встретить Новый год в Африке в компании африканских слонов, уж такое мероприятие точно бы запомнилось на всю жизнь. Хотя, разумеется, можно встретить Новый год и поближе, например в Анапе, а что Новый год в Анапе тоже имеет свои преимущества.


Posted in Животный мир by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика